Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Чай, кофе, баррикады

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: творческие потуги (список заголовков)
20:19 

Предупреждение (мой 1-ый фанфик).

If you're not angry, you're not paying attention
Название: "Предупреждение".
Автор: Nientary.
Фэндом: «Звёздные войны».
Пэйринг: Оби-Ван/Анакин.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: romance.
Отказ от прав: все персонажи принадлежат Лукасу.
Саммари: каждый из них прав со своей стороны, но к чему это может привести?
От автора: если прочитали - комментируйте, ПОЖАЛУЙСТА!!!)))
З.ы. это мой самый первый фанфик, я написала его почти год назад...))) Корявенько, но ведь мило, не так ли??)))

Запыхавшись после стремительного бега по гулкому коридору, я неожиданно для самого себя неуверенно замираю в узком дверном проёме, напряжённо вглядываясь в хрупкий синеватый полумрак, окутывающий спальню.
Проходит минута. Я продолжаю стоять, прислушиваясь к ровному дыханию человека, неподвижно лежащего на кровати возле дальней стенки. Всё это время я ощущаю на себе его внимательный и чуть насмешливый взгляд. И мне почему-то отчаянно хочется убедиться, что на самом деле он давно уже спит. Туманный сумрак не позволяет мне ясно различить черты его лица, зато воображение охотно и услужливо дорисовывает там, где положено, опущенные веки с густыми ресницами, щекочущими кожу под глазами. И я уже готов к тому, чтобы с чистой совестью развернуться и на цыпочках выскользнуть из комнаты…
- Анакин!
Не получилось.
- Ну и где же тебя носило?
Ну и почему же я в очередной раз не слышу в твоём голосе ни одной малейшей нотки негодования?!
В этом весь мой учитель! Даже те слова, которые любой нормальный человек произнёс бы с раздражением, он вечно выговаривает с неестественным, пугающим спокойствием. Скорее даже - с равнодушием…Так ведь и положено джедаю!
- Ты случайно не разучился смотреть на часы?
Говорить так, как будто он просто знает, что именно в этой ситуации ему стоит произнести именно эти слова. Чтобы никто не заподозрил, что на самом деле ему до лампочки!
Со стороны, наверное, можно подумать, что я для него значу ничуть не больше, чем все остальные вокруг. Что я для него как работа, не то чтобы совсем невыносимая, но уж всяко не развлекательная и довольно трудоёмкая.. А он – очень уравновешенный человек с повышенным чувством ответственности.
Но я готов тысячу раз повторить, что всё это ложь. Повторить…да хотя бы самому себе.
Ведь всё совсем не так. Он ждал моего прихода. Он злился. Он беспокоился. Я это точно знаю.
- Скажи, сколько раз я просил тебя возвращаться не позже одиннадцати?
- Прекрати!!! – резкий шаг вперёд, непроизвольно сжатые кулаки.
- Прекратить что? – неубедительно удивляется он, хотя безо всяких объяснений прекрасно понимает, что я имею в виду.
- Обращаться со мной как с сопливым ребёнком! Потому что мне, между прочим, семнадцать лет!
Мне стыдно так говорить, потому что на самом-то деле я сейчас чувствую себя как маленькое, злое и обиженное дитя! А ещё я сейчас расплачусь! А он улыбается. Ну да, опять. Я опять говорю глупости. Опять, опять и опять! Но я же не стану кричать: «Скажи, что любишь меня!» или «Лучше ударь меня, только не смотри так!» или что-то в этом роде…а кричать хочется, просто до безумия…кричать, пока не снесёт диким огненным смерчом эту неестественно-снисходительную улыбку с его губ! Пока не взорвётся снопом чёрных искр это напускное спокойствие в его голосе! Пока мне не удастся сорвать с него эту безжизненную маску!
Он что-то ещё говорит. Поучает. Не хочу его слушать.
Так обидно. Почти до слёз. Я часто вспоминаю своё детство на Татуине - отдалённой планете с двумя солнцами, покрытой песками, раскалённой как уголь и служащей пристанищем для бандитов и мошенников со всей Галактики. Вспоминаю, как моя мама всегда до слёз огорчалась из-за какой-то совершеннейшей чепухи вроде расквашенного в драке носа… но, хоть меня это тогда раздражало, теперь я понимаю: это значило только то, что она меня горячо любила, то, что она жила для меня.
А вот Оби-Ван меня, получается, не любит. Я даже не знаю, что нужно, чтобы его огорчить до слёз или хотя бы вывести из себя. А уж я пытался, и ещё как! Чего я только не перепробовал! Заваливался в его комнату пьяный в стельку в шесть часов утра, чтобы сообщить, что я дома. В кино с заднего ряда стрелял слюнявыми фантиками из-под конфет по затылку какого-то толстого сенатора важного вида. Спорил с магистром Йодой, когда тот просвещал магистра Винду на тему «кровообращение Корнелист улучшает, в пищу употреблять его можно в количествах неограниченных»…Безнадёжно.
Так, надо взять себя в руки. Я молча приближаюсь к кровати, проворно забираюсь под одеяло и изо всех сил обхватываю учителя руками за плечи, закидывая на него ногу и прижимаясь к нему всем телом, чтобы он не успел отвернуться к стенке и погрузиться в себя. Мысленно даю себе пощёчину за то, что опять не сдержался. Первая мысль – вскочить и вылететь из комнаты…но так будет ещё хуже…нужно расслабиться.
Помню, как я впервые очутился в его кровати. Это произошло вскоре после того, как я стал его падаваном. В ту ночь мне приснился кошмар, про маму, и я кричал во сне…он взял меня к себе, ласково шептал что-то на ухо, чтобы успокоить, а потом я мирно заснул, уютно устроившись в его объятиях.
С тех пор это вошло в привычку. И я неосторожно проглядел тот момент, когда из невинного проявления детской привязанности к учителю это переросло во что-то большее. Я продолжаю спать в его кровати каждую ночь, несмотря на то, что я уже почти взрослый. Почему бы ему самому не обратить на это моё внимание? Он это явление вообще никак не комментирует, и я понятия не имею, что он об этом думает.
Я не знаю, чем вызвана эта дрожь во всём теле – закипающей злостью или осознанием того, как же мы сейчас близко друг к другу…
Я прижимаюсь к нему ещё сильнее, и мне почему-то хочется вцепиться зубами в его плечо, так, чтобы он зашипел от боли. Жарко. Трудно дышать.
Он джедай. Для него не существует ни любви, ни страсти. Ведь проклятые джедаи воображают, что выполняют какую-то святую миссию! Но - что может быть кощунственнее, чем убить в себе чувства? Убить в себе ту самую любовь, которой они якобы служат?! По-видимому, Оби-Вану это удалось. И того же самого он теперь смеет требовать от меня.
- Учитель, ты когда-нибудь нарушал Кодекс?
Судя по наступившей тишине, вопрос застал его врасплох.
- Ты был когда-нибудь влюблён? – спрашиваю я более прямо. Теперь он не сможет промолчать…
- Да, - сразу, без раздумий, всё так же спокойно…
- Значит, нарушал… - голос, против воли, становится чуть сиплым от волнения, а кровь приливает к вискам…
- И да, и нет. Я нарушил запрет на привязанности, когда полюбил. Но я ведь так ни разу и не позволил себе пойти на поводу у своего чувства.
Вот теперь мне хочется его убить. Хорошо, что световой меч я оставил в своей комнате…
Учитель осторожно дотрагивается до моей руки.
- Анакин…я хочу, чтоб ты понял…уметь контролировать свои эмоции – это не то же самое, что убивать их в себе…
- Неправда! – я стряхиваю с себя его руку. Я точно знаю, что это неправда. Но решительно не могу придумать, что бы возразить.
Вздыхает. Пожимает плечами.
- Ты всё равно поймёшь это, когда станешь старше…
- Я пойму это лишь тогда, когда выживу из ума!!! Если бы ты не был так слеп, учитель… - я с силой отталкиваю его от себя, вскакиваю и пулей лечу к выходу из комнаты…


Анакин, Анакин…да ты и в самом деле ещё ребёнок, и ты даже не подозреваешь, насколько…исключительно талантливый…не по годам развитый…но всё-таки ребёнок.
- Проклятые джедаи! – ужасающий грохот, как будто в соседней комнате обвалился потолок. Спокойно, он всего лишь сокрушил какую-то некстати подвернувшуюся под руку модель звездолёта, которую перед этим собирал в течение трёх недель, почти не прерываясь на сон и отдых.
Я вовсе не слеп, Анакин…и я хотел бы попросить у тебя прощения за то, что я всё это допустил. За то, что прозевал тот момент, когда всё началось. За ту боль, которую ты сейчас испытываешь. За то, что я уговариваю тебя бороться с той слабостью, которую сам так и не смог преодолеть. За то, что я никогда не смогу быть с тобой честным, никогда не смогу раскрыть перед тобой душу.
Но всё же, это я сейчас прав, а ты ошибаешься. Если б я позволил тебе узнать о взаимности этой губительной стихии между нами, тебя уже ничто не смогло бы спасти. Ненависть. Тёмная сторона. Гибель. Равнозначно убийству. Моя вина. Моё преступление.
Снова шум и грохот.
Ты всё поймёшь, когда станешь старше. Ты всему научишься. Ты справишься. Я обещаю тебе. И ты ещё когда-нибудь скажешь спасибо своему слепому бесчувственному учителю…


В чёрных провалах его зрачков вспыхивает дикое алое пламя. Можно подумать, что это всего лишь отражение огня, бушующего под нами, но я-то знаю, что на самом деле оно пожирает его изнутри.
- Я ненавижу тебя!
Гудение. Свист. Один голубой луч скрещивается с другим таким же.
Тело самостоятельно выполняет привычные и заученные движения, так, как будто я тут ни при чём. Я ничего не могу изменить и ничего не могу поделать с ощущением нереальности, абсурдности происходящего. Мысли лихорадочно мечутся в моей голове, как будто в кошмаре. Но у джедаев нет кошмаров, поэтому не будет ни пробуждения от собственного крика, ни успокаивающего прикосновения холодных простыней к разгорячённому телу.
- Ты проиграл.
Я должен был знать…
- Как же ты был слеп! Всё это время! Мир. Спокойствие. Безразличие. Теперь-то ты достиг совершенства, подвижник?!
Я плохой учитель…
- Разбитое сердце можно наполнить только ненавистью!
Ноги продолжают двигаться в раз и навсегда заданном ритме.
«Лучше бы ты меня ударил…»
«Что может быть кощунственнее?»
«Проклятые джедаи!»
«Ты всё поймёшь…»
Он не сумел обратить свою любовь ни во что кроме ненависти.
Я был прав во всём, но допустил ошибку в самом главном…
Весь мир распадается на осколки прямо перед моими глазами. Слишком поздно. Теперь я ничего не могу изменить.
Я хочу прекратить. Я не хочу его убивать. Я просто не могу этого сделать! Но я больше не управляю своим телом, как будто мой дух вселился в запрограммированного робота. Прыжок. Эни, мальчик мой!!! Резкий взмах мечом. Нет!!!
Мой меч сталкивается с его ногами.
Крик.
Огонь.
«Я ненавижу тебя!!!»
Кончено.
Убийца.
Если б только можно было что-то исправить…


Раскалённое пламя сменяется привычным беспорядочным кружением миллионов разноцветных огней в ночном небе Корусканта. Нет Анакина, объятого пламенем и умирающего прямо на моих глазах, нет светового меча в моей руке, судорожно вцепившейся в простыню…
Я медленно прихожу в себя. У джедаев нет кошмаров. Значит, это было предупреждение.
Теперь я знаю, что нужно делать и пока что могу всё исправить.
Я, как всегда, спотыкаюсь обо что-то твёрдое и звенящее на пороге его комнаты. Сколько раз уже я грозился собрать все детали от его «чудесных дроидов» и «удивительных механизмов» и выкинуть их на помойку…Всё как-то руки не доходят.
К тому моменту, как мне удаётся добраться до его кровати, мои потери составляют два напрочь отшибленных больших пальца и пояс от халата, оборванный крючковатыми металлическими пальцами, торчащими из стены…
Но это сейчас совсем не важно.
Анакин спит. Его сильные руки, сжатые в кулаки, могли бы выглядеть внушительно и угрожающе, если бы не мокрые, легонько подрагивающие ресницы и нижняя губа, выдающаяся вперёд, как у ребёнка, у которого отобрали мороженое…
Его губы что-то шепчут во сне…Я наклоняюсь пониже. Его дыхание щекочет моё ухо. «Я люблю тебя, учитель…»
Нахлынувший прилив горячей нежности чуть не сбивает меня с ног. Я тоже люблю тебя, мой мальчик…тихонько приподнимаю одеяло и осторожно, чтобы не разбудить его, ложусь рядом, крепко прижимая к себе его тонкое, стройное тело. Вот бы утром проснуться раньше него, чтобы увидеть выражение его лица в тот момент, когда он откроет глаза…
Его тепло проникает в самое сердце, и только сейчас я понимаю, насколько там раньше было холодно. Я годами умудрялся не замечать сковывавшего меня льда, который теперь стремительно обращается в сверкающие потоки разнообразных ощущений и желаний, переполняющих всю мою душу и переворачивающих её вверх дном.
Он снова лепечет что-то во сне и утыкается носом мне в шею. Воздух, выливающийся из его слегка приоткрытых влажных губ, нежно щекочет мою кожу…Кажется, Эни, мне всё-таки придётся разбудить тебя.

@музыка: Flёur - "Укол"

@настроение: супер))))

@темы: Слэш наш насущный, Оби-Ван/Анакин, Творческие потуги

20:31 

По разные стороны (мой 2-ой фанфик)

If you're not angry, you're not paying attention
Название: По разные стороны.
Автор: Nientary.
Фэндом: «Звёздные войны».
Пэйринг: Оби-Ван, Анакин/Падме.
Рейтинг: PG
Жанр: angst.
Отказ от прав: все персонажи принадлежат Лукасу.
Саммари: по сути, это ещё одно переосмысление роли Оби-Вана в любовном треугольнике…
Примечание: слэша, как такового, здесь нет; только безответная любовь Оби-Вана =(((
От автора: прочитали - комментируем))))

На мгновение мне кажется, что прохладный успокаивающий сумрак, до захода солнца прилежно охраняемый тяжёлыми занавесями на полукруглых окнах, взял и без предупреждения выплеснул на меня опрокинутое небо, полыхающее жидким огнём.
Первая реакция - отшатнуться и заслониться рукой. Но я почти сразу вспоминаю, что так всегда бывает, когда из светлого помещения попадаешь в тёмное, и что это всего лишь обман зрения.
И небо, и пламя почти сразу гаснут под трепещущей тенью длинных пушистых ресниц, а когда Анакин вновь поднимает глаза, в них плещется только бесконечное недоумение: неужели же я не мог найти более подходящего момента для того, чтобы постучаться в его дверь?
Он кажется слегка раздосадованным, но всё-таки больше растерянным. Разумеется, он не ждал моего прихода, но что же я мог поделать, коли Совет Джедаев, в связи с посвящением Анакина в рыцари, временно возложил на меня почётную обязанность помогать магистру Йоде с обучением малышей! В течение последних нескольких дней я видел своего бывшего падавана всего лишь несколько раз, мельком, и мне ни разу не удавалось застать его в Храме в часы, свободные от работы и приличные для визитов или бесед. Сегодня, хвала Силе, все тренировки закончились раньше, и, конечно же, я сразу пришёл сюда.
А меня не ждали. И не скучали без меня. И это, кстати, давно уже перестало меня удивлять.
Дверь распахнулась всего три или четыре секунды назад, а кажется, что мимо нас успела пронестись целая вечность. От этого на душе становится как-то пусто и немного холодно.
- Здравствуй, Анакин! – произношу я, наконец, силясь придать своему голосу максимум бодрости и оптимизма.
- Заходи, учитель…я очень рад тебя видеть! – нижняя часть его лица неохотно расплывается в довольно жалкую и явно натянутую улыбочку, а обиженные глаза всё так же продолжают сверлить меня в упор, пока я перешагиваю через порог, будто пытаясь пробудить совесть…
И вот мы сидим на диване, совсем близко друг к другу, и почему-то кажется, что между нами километры. Я без особого интереса изучаю узор на паркете и, не глядя на Анакина, могу сказать, что он, опустив голову, по привычке рассеянно теребит нервными пальцами короткую прядь волос за правым ухом – как раз там, где ещё совсем недавно красовалась падаванская косичка с пушистой кисточкой на конце…
Его мысли блуждают где-то далеко-далеко. Наверное, нет смысла именно сейчас заводить тот самый неприятный разговор, который я всё продолжаю откладывать ещё с самого начала войны…да и вообще, нет никакого смысла его заводить. Поэтому, просто чтобы не молчать, я ни с того ни с сего принимаюсь рассказывать о том, что Совет в последнее время недоволен политикой верховного канцлера…
Анакин рассеянно кивает, не слушая…
Вскоре мне и самому надоедает прислушиваться к потокам собственной речи, которая, словно почувствовав, быстро превращается в какое-то монотонное гудение на заднем плане. Ещё немного – и нас медленно окутывает незримый кокон из Силы, надрывно звенящей сотнями нестройных голосов, стремительно нарастающих и беспощадно разбивающих пространство вокруг на тысячи хрупких стеклянных паутинок.
До слуха доносятся рёв пожара и грохот тропического ливня. Потом - обрывок какой-то знакомой мелодии, то ли колыбельной песни, то ли похоронного марша. Болезненный скрежет секунд, торопливо убегающих в безмолвную даль по каменной лестнице. Заунывное жужжание световых мечей. Мягкий шелест женского голоса. Сбивчивый стук сердца не то в руке, не то в сломанной музыкальной шкатулке…
Наконец, за миг до последнего сокрушительного аккорда, я вываливаюсь в тишину.
Ничему я его не научил!
Все мы ошибались, и я – больше всех. А платить за ошибки приходится ему …
Как бы усердно он ни старался, обязанности джедая будут для него невыполнимыми до тех пор, пока он остаётся собой. А ещё он не сможет быть собой до тех пор, пока он старается выполнять обязанности джедая…
- Анакин…ты ведь куда-то собирался…как раз перед тем, как я пришёл…
Это не вопрос, а утверждение. Я и так знаю ответ, но всё равно мне важно, чтобы он ответил.
Он поднимает глаза.
- Вообще-то да…но я…ненадолго, просто прогуляться...
Это ложь.
Ему, конечно, ясно, что я вижу всю правду. Но ни один из нас пока не смеет облечь эту правду в слова, потому что мы знаем: она раскидает нас по разные стороны баррикады и вырастит между нами непробиваемую стену из ледяного металла... Его глаза полны мучительного раскаяния, но чуть глубже в них читается отчаянная мольба: не произноси вслух.
- Тогда иди. Я не хочу тебя задерживать.
Поднимаясь с дивана, Анакин благодарно улыбается уголком рта. Чёрная кожаная куртка, повинуясь небрежному жесту руки, перелетает к нему с подоконника через всю комнату, задев меня рукавами и взъерошив мои волосы на затылке, и мне снова кажется, что я обжёгся.
- Я посижу здесь ещё немного, если ты не против…
- Конечно, учитель. Я оставлю ключ…До встречи.
- Эни…пора бы тебе приучиться называть меня по имени.
Он кидает мне в руки маленький серебряный ключик и, больше не оборачиваясь, скрывается за дверью.
Я знаю, куда он ушёл. Знаю, куда он стремился бы мыслями всю ночь, стоя в одиночестве на балконе, если бы возможности уйти ему не представилось. Знаю и о тайном бракосочетании на Набу. Знаю, хоть он мне ничего этого не рассказывал.
Пока что тайна известна только мне, и это хорошо, ведь если её разгадает кто-нибудь ещё, Анакина с позором выгонят из Ордена, сочтя такое поведение неприемлемым для джедая.
Впрочем, дело не только в Кодексе. Есть кое-что ещё, то ли реальное, то ли моё наваждение…чем меньше значения я придаю ему, тем больше оно овладевает мной…чем безжалостнее я рублю его на части, пытаясь обрести свободу, тем отчаянней становится желание не отпускать его…
Вот поэтому джедаям и запрещено привязываться. Я жалею о том, что нарушил этот запрет.
Когда-то, в самом начале, было даже забавно. Теперь же нескончаемые воспоминания о хрупком тоненьком мальчике с влюблёнными голубыми глазами, которые то и дело вспыхивали озорными зелёными искорками, взъерошенной головой, забитой странными вопросами и обыкновением восторженно ловить каждое моё слово только для того, чтобы ляпнуть что-нибудь поперёк, не приносят мне ничего кроме боли.
Больше всего на свете ему хотелось почувствовать себя любимым. А я пытался сделать из него джедая и всегда делал вид, что ничто другое не имеет значения.
А потом появилась Падме. Прекрасная, безупречная и готовая жертвовать всем ради него.
Она теперь живёт только им одним, а он, влюблённый в неё без памяти, всё ещё не может полностью отдаться ей, продолжая цепляться за джедайские обеты и за своё прошлое. Его сознание постоянно раскалывается надвое. И он не может быть счастливым - ни так, как дозволено джедаю, ни так, как хотел бы он сам. Но не может же это продолжаться вечно. Рано или поздно, всё закончится…
Я поступил правильно, когда не поддался запретному чувству по отношению к своему падавану. Я сделал всё так, как следовало. Тем не менее, я тогда не сумел предугадать последствия. А теперь остаётся только вспоминать, в какой именно момент всё вышло из-под контроля. В какой именно момент я что-то упустил из виду.
Но, с другой стороны, даже если бы время можно было повернуть вспять, я не представляю себе, что я мог бы изменить. Разве можно совершить ошибку, не имея никакого выбора? У джедаев вообще никогда не бывает проблемы выбора, потому что правильный путь всегда только один. Других не существует вовсе.
И ни при чём здесь ни правда, ни ложь. Мы давно уже находимся по разные стороны баррикады, хотя притворяемся, что это не так.
Мы оба чувствуем то, чего чувствовать не должны. Оба от этого страдаем. Оба не всесильны и часто об этом жалеем. Я ощущаю каждое движение его души, а он – моей. Мы сейчас понимаем друг друга лучше, чем когда-либо раньше. Мы – как две части одного целого. И всё же, никогда ещё мы не были друг другу настолько чужими.
Потому что он всю свою жизнь стоит перед выбором, который ему совсем скоро придётся осуществить. А я выбирать не волен, и сомневаться не имею права. Потому что я – джедай, блюститель и созерцатель чужого счастья…
Так пусть он сделает свой выбор и будет счастлив, даже если это невозможно. А для себя я желаю только мира и успокоения…

@музыка: Avenged Sevenfold - A Little Piece Of Heaven

@настроение: супер)))))

@темы: Слэш наш насущный, Оби-Ван/Анакин, Творческие потуги

20:36 

Сквозь Вселенную или Сказка на ночь (мой 3-ий фанфик)

If you're not angry, you're not paying attention
Название: «Сквозь Вселенную или Сказка на ночь».
Автор: Nientary.
Фэндом: «Звёздные Войны».
Пэйринг: Оби-Ван/Анакин.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: slash (куда ж без него-то), romance, angst, drama, humor, AU – но не сильно, совсем чуть-чуть, потому что теоретически всё могло быть именно так, как я написала =)))
Права: Сири никому не принадлежит. Все остальные персонажи принадлежат Джорджу Лукасу, в том числе и маленький Джордж Лукас xD.
Саммари: удивительная легенда о прекрасной и вечной любви, тысячи лет назад появившаяся на свет в далёкой-далёкой галактике и быстро распространившаяся по всей Вселенной... о как я закрутила =0
От автора: то ли это одна бессмысленная зарисовка в другой, ещё более бессмысленной, то ли роман в миниатюре, то ли просто очередная попытка доказать, что ЗВ – это история про Оби и Эни, то ли, наоборот, опровержение подобных утверждений… Короче, вот что: решайте сами, и да пребудет то, во что вы верите =) Я лишь скажу, что оставила здесь лучшую часть своей души и очень много всего имела в виду…)
З.ы. Читаем и комментируем)))
З.з.ы. да ничего я тут не выразила, сколько не пыталась((( длинно, путано и бессмысленно, дико извиняюсь...(( :nope:

Плавное, стремительное и почти бессознательное скольжение сквозь ледяные просторы неизведанных галактик, похожее на вечный сон под редкие вспышки бледных незнакомых звёзд.
Это и есть моя жизнь. Именно такой я люблю её.
Я не помню, где родилась и выросла. Думаю, что здесь, ну а если даже нет – то здесь мой единственный дом. И, пусть это странно, я не представляю себе другой жизни - без этого тусклого холодного света дальних созвездий, без этой губительно зовущей черноты морозного космического неба.
Однако, даже космическому бродяге вроде меня, безвозвратно и навеки затерянному во времени и пространстве, иногда всё же хочется ступить на твёрдую почву, насладиться дыханием озорного ветра, ласково перебирающего пряди волос, и провести какое-то время в обществе странных существ, населяющих неисследованные системы.
Как работает моя логика – неведомо даже мне самой, так что решительно не знаю, почему на сей раз мой выбор пал на эту крошечную зелёную планетку, издали напоминавшую светящуюся горошину, по неведомо чьей причуде одиноко повисшую в безбрежном космическом океане.
Наверняка всё потому, что мне нравится зелёный цвет.
Посадка прошла удачно, несмотря на то, что меня чуть не угораздило раздавить одно нелепое сооружение, при ближайшем рассмотрении оказавшееся маленьким и, на мой взгляд, совершенно непригодным для жилья домиком.
Я выбралась из звездолёта, и под моими ногами приветственно зашуршала влажная жёлтая трава. Прохладный и терпкий воздух, мгновенно наполнивший лёгкие, и колючие капли мелкого моросящего дождя на разгоряченном лице пробудили в моей душе непередаваемое словами чувство жажды, тоски и наслаждения. Осенняя ночь.
Я направилась к чудом уцелевшему домику с твёрдым намерением постучаться внутрь, но тут дверь распахнулась сама, и на пороге появился маленький мальчик в штанах до колена и несуразно длинной рубашке.
- Здравствуй, тётя! – поздоровался он и протянул мне руку, которую я молча отказалась пожать. Не то чтоб я брезговала. Я просто не привыкла ни к каким физическим контактам и вовсе не считаю, что их отсутствие делает жизнь беднее.
- А летающая машина - твоя? – ничуть не смутившись, спросил ребёнок, указывая пальцем на звездолёт.
Язык, на котором он разговаривал, показался мне очень знакомым, но для меня все языки родные. Где бы я ни находилась, любые наречия местных жителей становятся понятными мне с первого слова, так что мне ничего не стоит поддержать беседу на любую тему.
- Моя, - усмехнулась я. – Ты, похоже, впервые такую видишь?
- Ну да. А ты вообще кто? – парнишка забавно прищурился, уперев руки в бока.
- Это неважно. Ты можешь звать меня Сири.
- А меня зовут Джордж, - важно представился мальчик и без паузы выдал следующий вопрос. - Ты случайно не на Марсе живёшь?
- Я живу в космосе.
- Я тоже хочу в космос, - он мечтательно вздохнул. – Но мама говорит, что я сначала должен вырасти…
- Это правильно. Маму нужно слушаться, - авторитетно заявила я. – Кстати, где твоя мама?
- Они с папой уже спят. Но ты ведь ко мне пришла?
- Получается, что да. А что это ты не спишь ночью? - поинтересовалась я.
- Я думаю...
- Дети по ночам должны спать, а не думать, - я строго покачала головой.
- Расскажи мне сказку, тогда я засну.
- Но я не знаю детских сказок, - я сделала вид, что слегка растерялась. Карапуз начинал меня забавлять.
- Мне уже семь лет. Мне не надо детскую, - был ответ.
- Ну хорошо. Я расскажу тебе взрослую, только пообещай, что после этого заснёшь, - наставительно произнесла я.
- Обещаю, - сразу согласился мальчик.
Вскоре он уже лежал, замотавшись в одеяло, а я сидела на краю его постели. Сгустившийся сумрак задумчиво перебирал складки оконных занавесок, будто надеясь подслушать ночной разговор.
- Рассказывай, Сири! – попросил мальчишка, и сказка началась.
«Множество загадочных мифов и преданий миллионами световых лет бродит по нашей Вселенной, перетекая из уст в уста и из поколения в поколение.
Та легенда, которую я расскажу тебе, родилась на свет более десяти тысяч лет назад и за прошедшее время успела распространиться по всему миру. Мне приходилось слышать её много раз, в различных версиях, даже в самых отдалённых уголках мироздания. Её рассказывают, записывают и читают. Её переделывают и переосмысливают вновь и вновь. Как и все древние сказания, она подобна зачарованному ручью в лесной чаще, который то своенравно отдаляется от своих истоков, то возвращается к ним, будто против собственной воли. То сужается до тонкой серебряной змейки, рисуя причудливый узор между деревьями, то расширяется, грозясь превратиться в полноводную реку. То вдруг разветвляется, будто мечтая воздушными шелковыми рукавами охватить весь мир, то опять воссоединяется в один шумный бурливый поток. То делается совершенно прозрачным, открывая случайному взгляду дно, усыпанное пёстрыми камешками, то затягивается колдовской дымкой, чтобы охранить тайны, спрятанные в своей глубине.
Это предание, ошеломляющее своей трагичностью и дивное по своей красоте. Это история о бессмертной любви двоих рыцарей-джедаев, Оби-Вана Кеноби и Анакина Скайуокера. Запретной любви, но непобедимой.
За много веков правда и вымысел переплелись в этой легенде настолько причудливо, что стало невозможно безошибочно отделить одно от другого.
Оби-Ван и Анакин не оставили о себе никаких исторических свидетельств. Три тысячи лет назад археологи нашли почти рассыпавшийся в пыль дневник, принадлежавший когда-то Люку Скайуокеру, сыну легендарного Анакина. Предполагали, что дневник был потерян владельцем на контрабандистском корабле «Тысячелетний Сокол», а вскоре после описанных в нём событий найден и прочтён человеком по фамилии Соло и его женой принцессой Леей… Считать восстановленные записи исторически достоверными не совсем правильно: история раскопок и исследований сама уже успела превратиться в легенду. Дневник был уничтожен пожаром несколько веков спустя. Те отрывки, что запомнились людям, мало касались любовной истории, а после неоднократных переводов они безнадёжно отдалились от первоначального источника...»
- А что было в дневнике? – поинтересовался мальчик.
- Ни слова о любовной истории.
- Тогда откуда ты знаешь, что эта история была?
- Я не знаю, я верю. В это много кто верит. И потом, есть ещё дневник Оби-Вана…
- Который тоже сгорел?
- Это неизвестно, ведь его никто никогда не находил.
- Тогда откуда ты знаешь, что он был?
- Я не знаю. Я верю.
- Расскажи…
- Хорошо. Я перескажу тебе несколько фрагментов из обоих дневников и, чтобы было понятно, о чём идёт речь, буду их чередовать …
«Отрывок из дневника Люка Скайуокера.
Я честно пытался не отвлекаться на посторонние мысли. Но всё равно моя голова буквально шла кругом, просто не в силах обработать столько информации разом.
Подумать только! Почти все двадцать лет своей жизни я изо дня в день метался взапуски между джавами и фермой дяди Оуэна, давясь тётиной тыквенной кашей и с подступающей к горлу тошнотой выслушивая вдохновенные, исполненные неподдельного страдания дядины тирады об увядающих по моей оплошности овощах и барахлящих по моему недосмотру оросителях. И в течение всех этих двадцати лет я бережно лелеял в душе свою единственную заветную мечту: попасть в какое-нибудь небывалое приключение.
Что ж… Желания нужно загадывать осторожно. Потому что моё, похоже, сбылось! А как ещё объяснить все события последних дней?
Странный обрывок голограммы и очаровательная девушка, слёзно умоляющая о помощи тогда ещё неизвестного мне Оби-Вана Кеноби. Сумасшедшая погоня на спидере за слетевшим с катушек дроидом по безлюдной и полной смертельных опасностей пустыне. Неожиданное нападение злобных песчаных людей. Потом удар, едва не превративший в плоский блин мою от природы достаточно крепкую голову… Пожалуй, если учесть последний пункт, всё случившееся впоследствии можно смело назвать болезненными галлюцинациями моего воспалённого сознания. Встреча с загадочным стариком, как выяснилось, тем самым, к которому обращалась девушка с голограммы. Существование какой-то таинственной Силы, излучаемой всеми живыми существами и связывающей собой всю вселенную. Известие о том, что мой покойный отец никогда не работал на грузовых судах, как всю жизнь твердили мне тётя и дядя, а был героем и лучшим пилотом в Галактике. А в довершение всего, моя безоговорочная готовность поверить на слово во всё вышеперечисленное…
Как раз в тот момент, когда мне стало совсем уж неловко перед Беном за бесполезно уходящие в пространство потоки его красноречия, в поле моего зрения энергично вкатился Р2Д2 - тот самый чокнутый малыш-астродроид, из-за которого, собственно, и начался весь сыр-бор. Я немедленно встряхнулся, поразившись тому, насколько моментально испарились из головы все мысли за исключением таинственной девушки и её послания.
Р2 натужно затарахтел, вращая куполом, и…
- Генерал Кеноби, много лет назад, во время войны клонов, Вы состояли на службе у моего отца, - торопливо заговорила прекрасная незнакомка. - Теперь он просит Вас поддержать его в борьбе против Империи. Мне жаль, что я не могу лично передать Вам просьбу отца. Мой корабль был атакован, и я боюсь, что моя миссия - привезти Вас на Альдераан - провалилась. Я поместила информацию, необходимую для выживания повстанцев…
Внезапно речь девушки оборвалась, заглушенная таким надрывным шипением и свистом лопнувшего поросёнка, как будто маленького дроида положили на сковородку, приняв за какой-то невиданный деликатес. Изображение хаотично задёргалось, превратившись в букет призрачных голубых полосок, а затем и вовсе пропало.
Надо сказать, что я неплохо разбираюсь в дроидах, и до вчерашнего дня полагал, что моих знаний достаточно на все случаи жизни. А теперь я со стыдом вынужден признаться, что дроидов с маразмом мне до сих пор ещё не попадалось! Надо же. Оказывается, механизмы могут быть подвержены психическим заболеваниям. Мне сразу стало интересно, чем это может обернуться лично для меня: излечимо ли это, не заразно ли, не нужно ли изолировать источник безумия. Нет-нет, не в том смысле, что болезнь может передаться мне. Но вот при контакте с оросителями…
Тут мне почему-то представился Р2 в огромной клетчатой смирительной рубашке и ночном колпачке, с разбега методично ударяющийся корпусом об мягкую войлочную стенку, а потом несколько печально ссутулившихся оросителей, уныло воющих на три луны Татуина…
Я почувствовал отчаянное желание встать и отвесить Р2 щедрого пинка, чтобы развеять наваждение, но вовремя заметил, что инцидент не произвёл ни малейшего впечатления на Бена - он всё так же спокойно продолжал сидеть, задумчиво поглаживая рукой подбородок - и я испугался, как бы он не счёл такое поведение выходкой, достойной пятилетнего ребёнка.
Так что, поразмыслив, я предпочёл сидеть молча и ждать, пока маленький робот перестанет шипеть и булькать, как кипящий чайник, и возвратится к прерванному сеансу…
Отрывок из дневника Оби-Вана.
Р2, как всегда, старался из всех сил, так что я решил не мешать ему. Шипение, постепенно перерастающее в надсадное жужжание, продолжалось около минуты, становясь всё более резким и неприятным для слуха. Как раз когда я надумал было встать, чтобы попытаться вручную отыскать так некстати прерванное сообщение от Леи, среди шума и помех мне внезапно почудился далёкий, сломанный, искажённый, и всё же, до боли знакомый голос, яростно выкрикнувший до боли знакомые слова: «…Ничего не понимаю!»
Я решил, что у меня галлюцинации, но Люк глянул на меня вопросительно, и я понял, что возглас был слышен не только мне…
Отрывок из дневника Люка.
Чем дальше, тем интереснее. Робот, владеющий искусством телепатии и, более того, нагло передразнивающий чужие мысли – это точно что-то новенькое… Мне стало забавно, но охота смеяться быстро испарилась, потому что Бен внезапно побледнел и уставился на Р2 так, словно увидел призрака.
Перед моим взглядом лихорадочно задёргались голубые полосы, и я ожидал, что через секунду всё снова потонет в скрежете и гудении. Но я ошибся: этого не произошло. Вместо этого в голубом луче проектора возник размытый силуэт мрачного светловолосого парня, примерно моего возраста. Он, чуть ссутулившись, сидел на низком табурете. Я хотел было встать и всё-таки хорошенько пнуть Р2, чтобы он прекратил безобразие и показал девушку, но покосился на Бена и передумал.
- Кто это? – недовольно пробурчал я.
- Это твой отец, - отозвался старик дрогнувшим голосом.
Отрывок из дневника Оби-Вана.
Боль. Не забытая ни на один день, хотя сдерживаемая долгие годы, так и не прошедшая бесследно, хотя давно притупившаяся, теперь она в единый миг прорвала все искусственно возведенные заслоны и хлынула в мою душу потоком слепящей лавы.
Годы добровольного изгнания пронеслись мимо меня будто во сне, и всё же за это время многое изменилось. Я разучился плакать. Я принудил себя не кричать во сне. Я перестал вспоминать в ночных кошмарах дикое, изуродованное лицо в огненном смерче и исступленный крик: «Ненавижу тебя!» Почти заставил себя поверить в то, что всё было иначе. Но так и не сумел полностью стереть его из глубин своей памяти, не сумел убить свою любовь к нему.
И теперь мне показалось, будто кто-то с остервенением рассёк ножом очень старый, но всё ещё не затянувшийся до конца шрам. Хотелось встать и выключить голограмму, чтобы не вспоминать. Но сил не хватило даже на это.
Призрак молчал, а я против воли осязал невыносимую тяжесть, навалившуюся на его плечи. Так отчаянно хотелось сесть рядом с ним, запустить пальцы в его спутанные волосы, попытаться облегчить его боль… Почему тогда, когда это было возможно, я делал это так редко?!
«Мне трудно дышать в его присутствии, понимаешь?» - сдавленным голосом заговорил Анакин. – «Мне больно его обманывать, но я не хочу, чтобы он знал правду…»
Мне ли не знать, кому он тогда не мог даже твёрдо взглянуть в глаза. Кого он обманывал так бездарно. Кому он не доверял. Кому он решился бы довериться в самую последнюю очередь. Я снова почувствовал желание прервать просмотр записи, понимая, что вряд ли Анакин скажет что-то, что следует услышать его сыну.
«Падме…я не могу потерять её…я не смогу без неё жить!» – Эни сжал ладонями виски, а в его голосе зазвучали слёзы. – «Она появилась в моей жизни как последний луч надежды…я старался забыть… почти забыл…и…я живу только ею…».
В этом он весь. Любовь к Падме всегда стояла для него на первом месте... Любовь к ней его и погубила…Только вот что он пытался забыть, я понял далеко не сразу.
«И я спасу её , чего бы мне это ни стоило!» – выкрикнул Анакин, вскакивая на ноги, и мне показалось, что я различаю дорожки слёз, стекающие по его лицу, искажённому от боли.
Обратно на табурет он не опустился, а рухнул без сил, закрыв лицо руками. Некоторое время он сидел молча и не двигаясь, и только в полной тишине подрагивали его плечи.
А моё сознание тем временем предательски открывало двери для новых и новых горьких истин, которые я долгое время не подпускал к себе, хотя и признавал в глубине души.
Это я был во всём виноват. Это я не замечал того, что делалось прямо у меня под носом. Это я когда-то не нашёл нужных слов. Это у меня не хватило сил, чтобы спасти его.
« А он так ничего и не понял», – снова заговорил Анакин, раздражённо тряхнув головой. – «Он не вписывается в мою теперешнюю жизнь. Его просто не должно быть. И я хочу, чтоб его не было. А когда ещё не было слишком поздно…А не слишком поздно не было никогда! Я не мог ему сказать!»
Мне захотелось закричать, чтобы вселенная остановилась, как человеку, который понимает, что жить ему осталось одно мгновение.
Но вселенная не остановилась, а Анакин продолжал говорить всё медленнее, будто через силу, всё тише и тише: «Если бы я признался ему, Оби-Ван, конечно, из чувства долга продолжил бы учить меня…но из того же проклятого чувства долга он никогда не смог бы ответить мне взаимностью…и тогда исчезло бы и то немногое…та призрачная, несбыточная надежда…ради которой я когда-то жил».
Атомный взрыв не смог бы произвести такой катастрофы. Миллионы планет взорвались, осыпав меня невидимым для глаз раскалённым пеплом, а небо рухнуло на землю, сокрушив меня своей тяжестью. Я перестал ощущать своё тело и даже душу, и лишь одна мысль, уцелевшая, пульсировала, дробя безжизненное сердце на кровоточащие осколки.
Он любил меня.
Я до сих пор люблю его! Почему я не заметил?! Ведь для этого достаточно двух любящих сердец, и даже не нужно джедайских способностей!
А я ничего не понял. Помешало проклятое чувство долга, которым я задушил все прочие чувства…Хотелось крикнуть: «Эни, глупыш, что тебе стоило просто признаться мне…» А заглянув в себя поглубже, оставалось только признать, что он оказался прав. Что он знал меня гораздо лучше, чем я его. Что это сейчас я готов признать ничтожным всё, что разделяло нас – а тогда я мог любить его, мечтать о нём, желать его, но не нарушать обеты, не переставлять местами звёзды и не переворачивать миры.
Анакин перестал плакать, и на его лице отразилось выражение мрачной решимости.
- Так что теперь другого выхода нет, - произнёс он тихо. – Только лорд Ситхов может спасти Падме. Пойдём, Р2.
Анакин встал, чуть помедлил и вдруг воскликнул:
- Что-то я не помню, чтобы я нажимал на запись! Ты что же, компромат на меня собираешь, консервная банка? – и при этом усмехнулся так, что моё сердце сжалось. Усмешка человека, который разучился улыбаться. – Ладно, дело твоё. Пойдём скорее.
Мне хотелось крикнуть, чтобы он не ходил, но вовремя вспомнил… Что его больше нет. Что моему крику суждено задохнуться и угаснуть в песчаной толще времени…
Изображение пропало.
И, закрыв глаза, я не смог сказать точно, были эти двадцать лет, или их не было вовсе.
Какая разница.
Конец записи. Конец дневника.
Отрывок из дневника Люка.
- Отключиться можно, Р2, ты совсем сломался! – печально констатировал Ц-3ПО, когда изображение пропало.
- Пьюти-фьють, - виновато присвистнул Р2, торопливо закатываясь в дальний угол комнаты.
Бен неподвижно сидел в кресле, и казалось, что за несколько минут он постарел на десять лет …
Теперь я знаю правду, и поздно рассуждать, стоило ли мне узнать её. А вот что с ней делать – это мне ещё предстоит решить…».
- Но ведь Анакин Скайуокер на самом деле не умер? – серьёзно спросил Джордж.
- Ты поймал самую суть, - улыбнулась я. - Нет, не умер. Он просто ушёл, но не навсегда…
- И чем всё закончилось?
- Слушай.
«Много лет назад он изгнал Анакина Скайуокера из своей жизни. А теперь Анакин Скайуокер вернулся – чтобы умереть навсегда.
Ни злобы, ни смятения, ни гнева, ни страха в его душе больше не было. Только усталость.
Жаль было потраченных впустую лет, но жизнь он покидал без сожаления...
В памяти, будто прощаясь с ним, мелькали знакомые лица.
Падме. Лёгкие, успокаивающие прикосновения мягких рук, тёплые карие глаза – нежные, просящие, испуганные... Он всё-таки не смог спасти этого ангела, спасти хотя бы от самого себя...
Люк. Сынок. Именно его любовь и вера вновь пробудили в нём забытого Анакина, помогли ему вновь вспомнить себя, вспомнить джедая, вспомнить человека…
Лея. Сколько боли он причинил ей. Он не заслуживает её прощения, и всё-таки жаль, если она запомнит его как бесчеловечную машину для убийства…
Оби-Ван, любимый.
Двадцать лет Анакин не плакал - сначала потому, что не давала маска, а потом просто потому, что не возникало потребности. А теперь воспоминание вызвало слёзы.
И он плакал, как тот одинокий мальчик с падаванской косичкой, безответно влюблённый в своего учителя-джедая…
Но уже не от одиночества, от которого он сам себя разучился отделять…
Мустафар. Океан пламени. Нестерпимая боль. Собственный вой, напоминающий рёв раненого зверя. И ярость, дикая ярость оттого, что ОН смог уйти, что ОН бросил его умирать...
Бессмысленная и холодная месть, даже в убийственном ослеплении показавшаяся жалкой. Смятый потрёпанный плащ и выключенный световой меч у ног – как последнее воспоминание.
Столько времени прошло. Какая разница, секунда или вечность, ведь теперь не осталось больше времени, чтобы простить себя самого. Оби-Ван простил бы, он в этом не сомневался…
Дарт Вейдер умер. Его чёрная маска валялась чуть поодаль грудой бесполезного хлама. Анакин Скайуокер умирал, а воздух надрывно свистел, терзая и раздирая на части его обожжённые легкие. Ему не было жаль себя. Он плакал о том, что никогда не сможет покрывать поцелуями руки возлюбленного, никогда не сможет рыдать на коленях, уткнувшись лицом в подол его плаща…»
Я взглянула на мальчика. Он хмурился, напряжённо глядя куда-то вдаль, мимо меня.
- Неправда, - наконец, произнёс он, помотав головой. – Всё не могло так закончиться.
- Почему ты так думаешь?
- Я не думаю, я верю.
Я улыбнулась и помолчала.
- Да будет так. Слушай дальше.
«Из лесной чащи выступили, держась за руки, две призрачные фигуры, объятые клубами синего тумана.
Люк без труда узнал Оби-Вана, несмотря на то, что он теперь выглядел моложе на несколько десятков лет. Спокойная ласковая усмешка в его синих глазах осталась прежней, но все морщины на лице разгладились, как будто их никогда не было, а волосы и борода стали рыжевато-каштановыми.
Второй джедай со светлыми кудрями, рассыпанными по плечам, был выше Оби-Вана, но выглядел тонким и даже хрупким. Он улыбался ликующе и беззаботно, совсем по-детски, и лишь едва уловимая тень на его красивом юном лице говорила о недавно перенесённых страданиях…
И по тому, как нежно сильная рука Оби-Вана сжимала руку Анакина, и по тому мягкому свету, которым сияли глаза обоих джедаев, Люк понял: им там хорошо…».
- Вот и всё.
- Расскажи ещё раз, теперь всё целиком, - попросил мальчишка.
- Я больше ничего тебе не скажу. Это теперь твоя сказка.
- Правда? – обрадовался Джордж. – Тогда…знаешь что? Я вырасту и сниму фильм про Оби-Вана и Анакина!
- Обязательно! Ты здорово придумал. А мне уже пора…
- Так быстро? А ты ещё вернёшься?
- Посмотрим, - ответила я.
Выйдя наружу, я взглянула на тёмно-синее небо, усыпанное хрустальными бисеринками звёзд, и снова вдохнула горький осенний воздух, стремясь запечатлеть в памяти свои ощущения...
Пора отправляться в новое странствие. Вернусь ли я сюда?
Кто-то уверен в том, что я никогда не прихожу дважды в одно и то же место. Некоторые говорят, что я посещаю только избранных. Кто-то думает, что я приду в любое время, если меня позвать. Многие считают, что часть меня прячется в душе каждого человека. Есть и такие люди, которые вовсе не признают моего существования.
Это неважно.
А во что верите вы?

@музыка: Flёur - "Кто-то"

@настроение: смущённое Т_Т

@темы: Слэш наш насущный, Оби-Ван/Анакин, Творческие потуги

20:41 

Не заставляй меня убивать тебя (мой 4-ый фанфик).

If you're not angry, you're not paying attention
Название: «Не заставляй меня убивать тебя».
Автор: Nientary.
Фэндом: «Звёздные войны».
Пэйринг: Оби-Ван/Анакин.
Рейтинг: PG.
Жанр: slash, angst.
Размер: мини.
Саммари: мысли и чувства Анакина в последние минуты перед поединком на Мустафаре. Ненависть – это та же любовь, только возведённая в абсолют…
От автора: а просмотрите ещё раз ту сцену… Скажете, не похоже??
З.ы. хочу комменты!!!!!
З.з.ы. Это, пожалуй, мой единственный нормальный фанфик)))

Не заставляй меня убивать тебя.
Почему ты думаешь, что я не сумею?
Не стоит меня недооценивать.
Загляни поглубже в себя, увидь то единственное, что осталось в осадке после того, как я уничтожил всё то, на чём долгие годы строилась твоя жизнь.
Ведь это я, я теперь единственный смысл твоего существования! Храм лежит в развалинах. Джедаи убиты, ты последний из них. Из всех, кого ты любил, остался только Ситх, захваченный в плен собственной гордыней и одержимый всепоглощающей и ослепляющей жаждой власти.
Почему тебе всё ещё страшно потерять меня, Джедай? Почему ты медлишь, почему не убьёшь меня?
А я могу тебе сказать. Правда в том, что это не я, а ты сейчас в плену. У своего чувства долга, у своей привязанности, у своих моральных принципов. Ты – наглухо заперт. А я – свободен. Никто, никто надо мной не властен. Никакие законы этого мира мне не указ.
Для меня сейчас нет ни войны, ни политики, ни Ситхов, ни Джедаев, ни планет, ни звёзд, ни галактик, ни лжи, ни правды. Зато есть тайна, та самая, что все эти годы пряталась глубоко за мерцающим ледяным зеркалом твоих глаз… Тайна, в сравнении с которой ничтожно всё мироздание…
Тайна, которую так и не сумел разгадать Анакин Скайуокер.
Не смотри на меня так. Пусть лучше мой взгляд сожжёт тебя до костей, но я не могу свыкнуться с тем, что ты отражаешь его, как вражеские лазеры!
Впрочем, я ведь твой враг.
Дарт Вейдер, который уничтожил твоего Анакина.
А, говори себе что хочешь, только не думай, что Дарт Вейдер возник из ниоткуда. Его создал ты сам, ты воспитал его, ты пригрел его у самого сердца! Его смерти ты страшишься несравненно больше, чем своей собственной. Ты любишь его – кому как не мне знать об этом? Ты осознал это впервые ещё в тот самый момент, когда твои пальцы впервые коснулись ладони девятилетнего мальчика на звездолёте, покидающем Татуин. Ты любил его и тогда, когда впервые заплетал ему падаванскую косичку, смеясь над короткими непослушными прядками, выскальзывавшими из твоих рук. Любил тогда, когда он неловким, неуверенным движением, не смея поверить в реальность происходящего, впервые сумел отбить твою атаку во время тренировки. Всё-таки любил, хоть и не имел на это права.
Помнишь, как ты заботился о нём? Помнишь, как отвечал на его странные, глупые вопросы? Помнишь, как исправлял его ошибки? Помнишь, как гордился его успехами? Помнишь, как читал его мысли по движениям ресниц?
А я всего лишь любил в ответ. Я, твой Дарт Вейдер, все эти долгие годы отчаянно любил тебя из глубины души твоего ученика, помнишь?
Отрекаясь от меня, ты отрекаешься от себя, ведь ты отдал мне всё, что мог! Всё, что у тебя было!
Так ничтожно мало…
Так мало. Ты никогда не был моим. Ни дня, ни минуты, ни секунды.
Ты один сейчас отравляешь сладость моей победы.
Для тебя давно уже нет пути назад, поэтому лучше я уничтожу тебя вовсе, чем позволю сопротивляться мне.
Ослабь свою защиту. Сбрось эту маску, или я сдеру её с тебя, железными пальцами вырвав неразгаданную тайну из глубины души, сожму рукой твоё сердце. И неважно, что от этого я сгорю дотла – к собственной жизни я привязан не более, чем к твоей!
Не размышляй, не рассчитывай, не сомневайся.
Я хочу, чтобы ты потерял контроль, хоть раз в жизни. Я хочу, слышишь?
Не заставляй меня убивать тебя!

@музыка: Flёur - "Укол"

@настроение: опять супер))))

@темы: Слэш наш насущный, Оби-Ван/Анакин, Творческие потуги

20:57 

Вне правил (мой 5-ый фанфик).

If you're not angry, you're not paying attention
Название: «Вне правил».
Автор: Nientary.
Фэндом: «Звёздные войны».
Пэйринг: Оби-Ван/Анакин.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: slash, romance…
Саммари: ох, тяжело быть учителем, если твой ученик – Анакин Скайуокер! =))
От автора: приветствуйте ещё один romance, господа! =(( Я помню, что обещала написать NC-17 со стёбом, но почему-то в моей голове возникло сие непотребство и перекрыло собой всё на свете… Да-да, всё очень банально и неоригинально, но мой мозг умудрился нарисовать такую трогательную картинку, что я не удержалась…
З.ы. прочитали -комментируйте!!
З.з.ы. мой самый банальный и пока что самый последний фанфик...))

Что за нелепая привычка – во мраке ночи начинать шататься по коридору туда-сюда уже через два часа после того, как тебя с трудом уговорили лечь спать?! Нет, чтобы в кой-то веки подумать о своём старом, немощном учителе, который в эту самую минуту больше всего на свете мечтает о том, чтобы поскорее закрыть отяжелевшие веки и погрузиться в спокойный и крепкий сон! Ученик-то с утра будет в полной боевой готовности, как и всегда. Для него бессонная ночь выльется лишь в несколько минут традиционного нытья, посвящённого слишком раннему, по его мнению, подъёму, и в несколько испепеляющих взглядов в сторону безжалостного наставника, но никоим образом не скажется на его работоспособности и не умерит его бьющую через край энергию. Зато горе-учителю придётся отчаянно зевать в кулак, сонно пошатываясь и вручную разлепляя веки в то время, как его подопечный будет ожесточённо прыгать и вертеться, пытаясь выполнить какой-нибудь приём, к его крайнему раздражению, не удавшийся с первого раза …
Можно выйти из комнаты самому или позвать ученика внутрь на пару слов. Но пытаться объяснить ему свои последние соображения – лишь попусту тратить время, потому что ничему кроме собственного опыта Анакин Скайуокер, увы, не доверяет.
По-видимому, ночной сон безнадёжно испорчен.
Единственное, что теперь остаётся – это дальше лежать в темноте, предаваясь размышлениям…
Знать бы, отчего ему не спится, что сейчас у него на душе…о чём он думает, что его волнует. Почему он постоянно закрывается…
У падавана не может быть никаких секретов от учителя. Я вправе запретить ему что-либо скрывать, вправе потребовать от него объяснений…
Только это будет вовсе не то, чего я хочу…
Странно, что все мысли упорно вертятся вокруг него.
Первый во всём просто потому, что не умеет быть последним. Единственный оттого, что не способен быть одним из многих. Забирающий без остатка всё, чего пожелает. Вот и в моём сознании он как-то незаметно для меня самого умудрился встать на первое место, напрочь вытеснив всё остальное…
Завтра придётся присутствовать на Совете, в который раз отчитываться в своих действиях перед этим сборищем скептиков, пояснять, доказывать, возможно, даже спорить…не знаю, откуда взять силы для всего этого, но знаю по опыту, что в нужный момент они появятся сами…
Им никогда не понять…
Чему ты улыбаешься, Оби-Ван Кеноби, когда в очередной раз закрываешь глаза только ради того, чтобы снова представить себе то, что и так видишь каждый день и помнишь наизусть? Почему от этого в тебе каждый раз просыпаются всё новые и новые чувства?
Ты не просто помнишь его походку, ты восхищаешься особенной неповторимой грацией каждого шага. Тебе мало слышать его голос, ты научился различать тысячи заключённых в него оттенков и даже едва слышимую мелодию его дыхания. Ты не просто наслаждаешься красотой его глаз цвета морской волны, ты упоённо выхватываешь каждое отдельное движение в игре света в их таинственной глубине…
Что джедай может скрывать от Совета в полном составе, да ещё во главе с магистром Йодой?
Абсолютно ничего, без запинки ответил бы любой юнлинг.
Забавно. Примерно то же самое я испытывал и тогда, когда в шестнадцать лет тайком от мастера Квай-Гона бегал навещать хорошенькую ученицу одного из его друзей…Целый букет ощущений. И весело, и тревожно, и остановиться не можешь, хотя понимаешь, что рано или поздно неизбежно попадёшься…
Ты всё ещё в глубине души тот самый непослушный мальчишка, Оби-Ван Кеноби. Ну какой из тебя учитель? Того и гляди сам пойдёшь куролесить вместе с проказником-падаваном…
Прошло уже семь лет, пора бы привыкнуть. Но почему-то – чем дальше, тем сложнее. Тебе самому ещё учиться и учиться...
Шаги за дверью неожиданно стихают, зато в тишине раздаётся скрип двери. Анакин не проходит прямиком в свою спальню, как обычно, а вместо этого медленно и нерешительно присаживается на край моей кровати. Вот он, совсем рядом. Такой близкий. Тёплый настолько, что не нужно даже прикасаться к нему, чтобы это почувствовать…
Хочется притянуть его ещё ближе, опрокинуть на себя, позволить своим рукам наслаждаться его совершенным телом, втолкнуть язык между зубами…главное - не дать ему опомниться, не дать ему защитить себя ничем, даже хрупкой оградой из колючих слов. А потом – потом полностью завладеть им, подчинить его себе…
Но нет. Он слишком чист, слишком прекрасен. Он не создан для такого обращения.
Вот почему я так отчаянно завидую подушке, которой расслабленно касаются кончики его изящных пальцев…
Эни сейчас не запирается и не прячется. Его разум и сердце доверчиво открыты для меня.
Я могу легонько прикоснуться к его сознанию, могу, не причиняя боли, прочитать его как открытую книгу.
Но даже это сейчас кажется грубым, запретным…
И тут…
Сердце внезапно замирает, а все мысли обрываются где-то на середине, потому что губы Анакина мягко и осторожно касаются моих губ, а затем принимаются нежно ласкать их, вызывая жар, затрудняя дыхание, заставляя меня терять ощущение реальности... Что же ты делаешь, глупенький?..
Мой падаван целует меня…Робко, неумело, неглубоко, даже не пытаясь использовать язык, но я твёрдо знаю, что не променял бы этот искренний и застенчивый поцелуй ни на какие изощрённые выдумки знатоков любовных развлечений. Потому что это самое прекрасное, что он сейчас может мне подарить, хотя сам он об этом не догадывается и даже не задумывается.
Потому что эти губы никого ещё не целовали. А это сердце ни для кого ещё не билось так возбуждённо и радостно. И оно принадлежит мне, хочу я того или нет. Принадлежит невзирая на то, что я джедай и не имею права ничем обладать. Просто это - вне правил.
Его дыхание становится прерывистым, я ощущаю лёгкую дрожь в его теле. Что ж ты делаешь, глупенький?..
Отстранившись с явной неохотой, Анакин, почти не задерживаясь, встаёт и направляется к себе. Я знаю, что он обернётся, и мне отчаянно хочется поймать его взгляд, очень мягко и осторожно, чтобы не спугнуть. Но нет, не в этот раз. Потом…
Тёплый влажный след на губах и в душе…
Так вот чего ты на самом деле хочешь.
В мире есть немало сил мудрее тебя, Оби-Ван Кеноби. Кто знает, возможно, это одна из таких…
Не торопись с решением.

@музыка: Avenged Sevenfold - A Little Piece Of Heaven

@настроение: хз

@темы: Слэш наш насущный, Оби-Ван/Анакин, Творческие потуги

03:56 

Что бывает,когда мозг Nientary перегружен бесполезными сведениями.

If you're not angry, you're not paying attention
*Чтобы с чего-то начать, продублирую здесь то, что я на днях опубликовала в контакте*.


Я планировала опубликовать сей опус на злобу дня – к моменту окончания сессии - но не смогла, ибо не было вдохновения редактировать весь этот бред.
Возможно, вам интересно будет узнать, что представляемый вашему вниманию трактат первоначально был составлен на основе моих спонтанных высказываний в мае 2009 года, то есть, в период интенсивной подготовки к ЕГЭ по биологии. Вдохновением для его окончания и усовершенствования послужили недавние озарения, посетившие вашего покорного слугу в процессе заучивания учебника по анатомии ЦНС.

Дорогие читатели, настоятельно прошу вас не судить по этому художественному произведению об уровне интеллектуального развития скромного автора.



Значит так. Позвольте мне дать вам ценный совет.
Если вы заметили, что в течение некоторого временного отрезка Ни безжалостно перенапрягает свои немногочисленные извилины, судорожно заглатывая неупорядоченную и трудную для усвоения информацию, – не будет лишним заранее позаботиться о мерах предосторожности. Как минимум следует запастись валерьянкой, берушами и транквилизаторами. Если же вы относитесь к тому типу людей, что предпочитает слегка перестраховаться, то неплохая идея - обклеить все стенки в поле своего зрения чем-нибудь мягким и убрать подальше все потенциально опасные предметы. И всё же, наиболее надёжное и проверенное средство – это самым банальным образом спрятаться подальше от главного эпицентра землетрясения и по совместительству очага безумия в лице вышеупомянутого создания.
Предупреждаю! Вы не увидите ни мигающих красных лампочек, ни сообщения "БАК ПОЛОН" на экране своего компьютера. Просто настанет такой момент, когда содержимое черепной коробки Ни опасно накалится и достигнет температуры плавления, а вслед за этим придёт в негодность фильтр, через который она обычно тщательно пропускает все свои фантазии из Кунсткамеры, безудержно рвущиеся стать всеобщим достоянием.
А тогда - берегитесь.


Увы и ах, процесс моего обучения имеет больше побочных эффектов, нежели видимой пользы. Нередко он доводит меня до того, что я принимаюсь с обкуренным видом неотвязно преследовать друзей и в особенности членов семьи, а иногда и вовсе ни в чём не повинных людей, по трагической случайности попавших в радиус моего действия. И проделываю я это с одной-единственной целью – выплеснуть на несчастную жертву несколько литров бессмысленного и беспощадного бреда, при этом умирая от смеха и подвергая чудовищному риску барабанные перепонки слушателей.

Если после всего вышесказанного вы всё ещё здесь, со мной - что ж, я рада. Я очень рада. Я просто до безумия РАДА!!!!
Бегаю вокруг вас, обматывая ваше пока что недоумевающе-покорное тело бумажным полотенцем. По окончании этой процедуры нетерпеливо хватаю вас за верхние и нижние конечности и в радостном предвкушении затягиваю в свою комнату - тесный, пестрящий разноцветным мусором полумрак, где вы первым делом спотыкаетесь об пылесос. Неправда ли, посреди этого хаоса он смотрится слегка иронично? Я уже вижу, как на вашем до сей поры безмятежном лице появляются первые признаки беспокойства, а затем ужаса и досады, поскольку вам на макушку, откуда не возьмись, падающе опускается кипа книг. В довершение бед, вместо ожидаемых извинений и беготни со льдом это событие почему-то вызывает у меня тёплую мечтательную улыбку и ассоциации со спелыми яблоками в далёком августе месяце.
Любите ли вы Evanescence так же сильно, как я? Как это нет? Ну, значит, обязательно полюбите после того, как я спою "Sweet sacrifice" вам на ушко!!! Ну что же вы взгрустнули, сведя глаза в кучку и судорожно сглатывая?? Вот настоящий ценитель музыки оценил бы такую шикарную песню в любом исполнении и не стал бы мысленно обзывать меня петухом с перерезанной глоткой!!
Вот в такой атмосфере я обычно и готовлюсь к экзаменам.

Добро пожаловать в мой мозг! Постойте-ка, я достану фотоаппарат. Хочу запомнить вас именно такими.

А теперь - вперёд!!! Да пребудет с вами Сила, ахахаха!!!

Для начала я зачитаю вам краткий перечень некоторых весьма значительных систем человеческого организма, о которых по непонятным мне причинам злостно умалчивает современная наука.

Мочеварительный аппарат. Все мы, если подумать, с глубокой древности прочно порабощены этой системой! Не верите? Просканируйте мысленно всю свою биографию. Неужели вам никогда не доводилось с неприятным удивлением отмечать пагубное влияние мочеварительного аппарата на размеренное течение вашей продуманной с точностью до минуты повседневной жизни? Кому из вас, например, не доводилось произносить фразу: «Ой, прошу прощения, но я сейчас никак не могу разговаривать по телефону, у меня моча убегает!!!»?? Увы, это устройство - не из тех, что тактично отказываются быть в центре внимания; напротив, оно не упускает ни единого случая напомнить о себе самым неделикатным образом. Это вам не печень, которая до поры до времени готова терпеливо ожидать вашего вразумления, и не головной мозг, который может годами пылиться в недрах вашей резиновой/пластмассовой/оловянной головы. Печально, господа…
Дыхательно-половой аппарат. Эта система склонна всецело подчинять любые действия своих достойных сожаления носителей единственной цели; какой именно - нетрудно догадаться по названию. Половая жизнь в этом случае становится необходимой как воздух и превращается в первостепенный смысл существования субъекта, постепенно вытесняя всё остальное. Следует заметить, что наличие такой системы в большей степени характерно для представителей мужского пола и, безусловно, является опасной патологией, несмотря на то, что из-за своего широкого распространения нередко ошибочно принимается за норму. Для полноты картины добавим, что у пациентов с указанными симптомами при особо тяжёлых формах заболевания имеют место яйцелёгкие и гортань, совмещенная с ху…ху…хутором!!!
Опорно-мочевой аппарат. Организм, оснащённый подобной системой, перекатывается на мочевых пузырях, аки судно на воздушной подушке, что, согласитесь, весьма удобно и перспективно.
Пище-двигательный аппарат. Важнейшая система, которая отвечает за успешное шевеление булками.
Моче-вдыхательная система . Таковая, как правило, развивается у токсикоманов.
Пищеварительно-половой аппарат. Обычно первым симптомом наличия в вашем организме этой системы является устойчивая склонность ваших партнёров после бурной, по вашему скромному мнению, совместной ночи разочарованно покачивать головой и красочно сопоставлять ваши навыки в постели с отходами вашей же жизнедеятельности. Пищеварительно-половой аппарат, как правило, наносит серьёзный урон самочувствию человека и зачастую способствует развитию комплекса неполноценности. Кроме того, он способен выделять в кровь физиологически активные вещества, под действием которых при отсутствии приёма специальных препаратов образовываются зубы в заднем проходе, что весьма печально, если не сказать, катастрофично. Ведь если ТАМ начнет формироваться членораздельная речь, то вы рискуете узнать о себе много нового, интересного и неожиданного...

Теперь ознакомьтесь с придуманными мною контрольными вопросами для студентов по параграфу «Зрительные анализаторы»! Неправда ли, я прирождённый педагог??
1. А у вас исправно работают палочки на сетчатке?? Их число достигает 1,5 миллионов???
2. А колбочки?? Их тоже 1,5 миллиона? Если на 2-ой вопрос студент по незнанию или рассеянности ответит «да», вы можете пройтись колесом перед доской и в сочных выражениях разъяснить, что рецепторов этого типа вовсе не должно быть так много.
3. Вот когда колбочек недостаточно, то человек страдает дальтонизмом. А чем, в таком случае, болен человек, у которого колбочки, напротив, имеются в переизбытке??? Тому студенту, который придумает самое оригинальное название, следует в качестве дополнительного стимула пообещать новую премию за нобелевское заболевание.
4. И, наконец, вопрос на засыпку, специально для зарвавшихся умников, всё ещё не всхлипывающих под партой: А вы видите у себя на сетчатке маааленькое перевёрнутое изображение меня??!!!

Перед тем, как окунуться в мир незнакомых терминов и сложных умозаключений, которые последуют далее, предлагаю вам небольшую разминку, являющую собой не что иное как повторение трёх нерушимых законов, на которых зиждется жизнь беспозвоночных.
Ложитесь на пол. Сделайте глубокий вдох и выдох. А теперь - повторяйте за мной и извивайтесь.

- Да что же это за червь такой, который не кишит и не извивается??? На что ему круговые и продольные мышцы??? Эээ нет, дудки, если не кишит, значит, это и не червь вовсе!!!
- Никакой червь не станет нарочно рвать себя пополам.
- Если морская звезда попадёт в бурю, то её всенепременнейше разорвёт.
Если вы всё ещё не чувствуете себя отдохнувшими, возьмите цветные карандаши или акварельные краски и нарисуйте на листе ватмана А3 бациллу поросёнка (а я специально не буду говорить вам, что конкретно я подразумеваю под этим словосочетанием; моя-то фантазия в порядке, а вот вашу нужно ещё проверить).
А я, как человек, сдавший на "отлично" анатомию ЦНС, пока что поделюсь с вами своим бесценным личным опытом и порекомендую вам самое, на мой взгляд, полезное времяпровождение в преддверии экзамена.

Спокойной ночи, друг. А я собираюсь дальше колбаситься в обществе мозгов. У нас же тут вечеринка в самом разгаре. Да что там вечеринка, это самая настоящая оргия!!! Спинной мозг танцует стриптиз на кухонном столе, развратно извиваясь в лучах бесстыдно заливающей его жёлтым светом кухонной лампочки. Продолговатый мозг под шумок подкатывает яйца к большим полушариям, а тем временем мозжечок...мозжечок…АААА, МОЗЖЕЧОК!!!! Он забрался на стол и пожирает мой виноград, сцуко!!!! Ну что ты, не пугайся, я пошутила. На самом деле мы с мозгами сидим тут и попиваем чаёк, вполне себе мирно и благопристойно…

Вот примерно такие слова я и произнесла в одну прекрасную ночь, бессонную и проведённую с очевидной пользой. Запомните: зубрёжка - вчерашний день. Be original.

А теперь настала пора рассказать вам одну важную вещь, которую мне удалось постичь путём интуитивного познания. Понимаете...ОНИ такие же, как МЫ!!!...

Вспомните, сколько сложных, разнообразных по своему значению и поистине удивительных процессов ежеминутно происходит у нас в мозгу! И вдумайтесь хорошенько, сколько энергии и усилий уходит на весь этот синтез и анализ нервных импульсов, на передачу информации от рецепторов к интеграционным центрам и затем к рабочим органам, на химические реакции в синаптических окончаниях… А затем представьте себе на минуту, что для кого-то это вовсе не предмет для увлечённого изучения и даже не материал для насильственного заучивания под звуковое сопровождение из матерных подвываний, а тяжёлая, утомительная и порядком надоевшая рутина!!! Любопытно было бы понаблюдать, как проводят свои трудовые будни обычные работяги-нейроны. Какую зарплату они получают, как добиваются карьерного роста, как справляются с напряжённым графиком и высокой степенью ответственности, как снимают стресс, и не оказывают ли профессиональные проблемы негативного влияния на их психику. Увы, этого не покажет ни один прибор, а посему остаётся только строить предположения. Не знаю, как вас, а лично меня заинтриговало и возмутило упоминание в учебнике о неких «крупных рассеянных нервных клетках». Я протестую, милостивые государи!!! Это же неслыханно! Сидят, должно быть, такие отъевшиеся и амёбообразные. Плюют в потолок, покачиваются на стульях, читают газеты, пьют кофеёк, режутся в «Сапёра» или в пасьянс «Косынка», или просто мысленно нежатся где-то недостижимо далеко в своих розовых мечтах! Остальные их коллеги в это самое время добросовестно выполняют свои обязанности, стараясь добиться максимальной точности и аккуратности, а как доходит очередь до Рассеянных – и весь процесс мгновенно застопоривается! Их и в бок пихают, и за дендриты дёргают, и даже тырят под шумок медиаторы из синаптических пузырьков, а они тут, понимаете ли, призадумались!!! Зато если собрать силы в кулак и вынести рассеянным нервным клеткам справедливое порицание за неприемлемую халатность - "Ах вы рассеянные с улицы Бассейной!!!!!! Вы что же, уснули???????", то они становятся ОЧЕНЬ нервными клетками. Не проходит и сотой доли секунды, как они уже раздраженно голосят в ответ: "Да что же это такое!!!!! Мы тут работаем вообще-то, а вы расшумелись!!!!!!!! Что вам от нас надобно?????? Извольте соблюдать порядок, товарищи!!!!" Ну а кто-то (пожелавший остаться неизвестным), похоже, и вовсе приходит на работу только для того, чтобы оттянуться на полную катушку. Вот к чему, например, сделали такой нервный тракт, как поводково-межножковый???? Кто БДСМом балуется на рабочем месте??!!! Впрочем, в этом месте мне явно, стоит остановиться; в противном случае, моя фантазия может направиться уже совсем не в ту степь. В общем, я хочу высказать банальную и почему-то не для всех очевидную мысль: увольнять нужно таких сотрудников, у которых проблемы с дисциплиной!!

А вот теперь вы готовы к тому, чтобы услышать самое главное. Поздравьте меня: я раскусила устройство котэ!!!!

УЧЁНЫЕ В ШОКЕ!!!!!! Ещё в октябре 2009 года Ниентари стала первым, кто отважился взять на себя организацию полномасштабного исследования, имеющего своей целью установить причины, по которым подопытный объект - аляповатое (в значении "лишённое соразмерности частей и деталей" прим. автора) существо с громким именем "Нео" и говорящим прозвищем "Ультрабульбышка" - настолько сурово. Почему, например, имея возможность свободно перемещаться по месту своего обитания, оно с завидным упорством обильно умащает подушку горячо любимой хозяйки отходами своей пищеварительной системы. Почему, будучи лишённым такой возможности во избежание появления осложнений после тяжёлой операции, оно умудряется раздирать в клочья любые клетки и заодно всех тех, кто, по его мнению, стоит на пути к вожделенной свободе. Почему единственным целесообразным и адекватным способом выклянчить лакомый кусочек оно считает зверское оттяпывание человеческих пальцев. Впрочем, список этих необычных симптомов можно продолжать до бесконечности. Суть в том, что моя интуиция с самого начала подсказывала мне, что для вышеописанных фактов должны существовать какие-то веские анатомо-физиологические объяснения. Однако четыре месяца упорной работы над проектом не дали значительных результатов; до определённого момента все мои достижения ограничивались лишь всевозможными прогнозами развития суровости подопечного в ближайшем будущем и созданием логической модели сурового котэ с накачанными мускулами, с силой метающего по квартире чугунные миски и с наслаждением подтирающего зад об пупырчатый коврик в ванной. Долгожданным толчком, направившим мои поиски в нужное русло, послужило новоприобретённое знание о том, что, оказывается, за осуществление произвольных, продуманных движений в нервной системе человека отвечает корково-спинномозговой тракт, образованный аксонами нейронов 5-ого слоя коры полушарий большого мозга (в т.ч. гигантских пирамидных клеток Беца), расположенных в области предцентральной извилины. Под влиянием этой информации в моей голове зародилось достаточно смелое предположение: что, если мозг нашего Избранного устроен по образу и подобию человеческого, с той лишь разницей, что...
1. По размеру он не превышает фисташки.
2. В связи с таким ограничением по площади в процессе эмбрионального развития произошли необратимые изменения, результатом которых стало окончательное и бесповоротное удаление уже успевших к тому времени наметиться извилин с расположенными в них центрами членораздельной речи, добровольного посещения отхожего места и торможения безусловно-рефлекторной суровости.
3. 5-ый слой коры полушарий представлен Гигантскими Суровыми Нейронами, аксоны которых образуют сурово-спинномозговой тракт, обеспечивающий продуманную, преднамеренную, точную и сложную суровость.
4. Аналогом человеческого бульбарно-мозжечкового пути в центральной нервной системе Ультрабульбышки является ультрабульбарно-мозжечковый путь.
Как я уже сообщила, учёные в шоке. Ещё бы, ведь это совершенно новое слово в науке. И, несмотря на то, что моя гипотеза пока ещё не доказана и не возведена в ранг непреложной истины, я уже сейчас позволю себе без ложной скромности заявить вам, что это настоящий ПРОРЫВ.
Впрочем, работа всё ещё продолжается. А потому пожелайте мне дальнейших успехов и не забудьте прочувствованно пожать мне правую руку с отваливающимся мизинчиком.
Я же, в свою очередь, обязуюсь немедленно вызвать вам скорую и впоследствии носить вам апельсинчики в больницу...

© Nientary май 2009 - февраль 2010.

@музыка: Within Temptation - "Restless"

@темы: Для продления жизни, Творческие потуги, Почему я такой орех?, Святая троица идёт к Хагриду

22:04 

Стадии принятия того факта, что котэ насрал.

If you're not angry, you're not paying attention
Не далее как вчера я пошутила, заявив, что готова к написанию научной статьи по данному вопросу. Какими обстоятельствами был вызван приступ подобного остроумия - догадаться, в общем-то, несложно.
Но, так или иначе, сегодня мне подумалось: а что мешает мне воплотить в реальность эту, несомненно, благую для человечества идею? Разве не моя святая миссия - попытаться облегчить многотрудную жизнь миллионов любителей миловидных пушистых вонючек по всему миру?
Кто, если не я??!
*Пауза для аплодисментов*
Итак, автор представляемой Вашему вниманию работы выражает надежду, что сумел уловить самую суть проблемы, а также с благодарностью принимает отзывы, замечания и дополнения.
З.ы. Не пугайтесь; это по-прежнему следует воспринимать исключительно как сомнительную шутку юмора, основанную на беспардонном плагиате.


1. СТАДИЯ ОТРИЦАНИЯ.
Какие мысли в первую очередь посещают Вашу голову, когда тонкий букет ароматов - потенциальное последствие акта испражнения драгоценного домашнего питомца - достигает Ваших обонятельных рецепторов?
"Что? Аа, мне показалось!"
"В принципе, так может пахнуть что угодно. Нет причин делать поспешные выводы!"
"Не может быть. Это галлюцинации. У меня, наверное, жар!"
"Он не мог так поступить!!!!!!!!!!"
Путём анализа собственных реакций подобного рода автор и пришёл к описываемой схеме.
Что ж...Вы можете закрыть дверь в комнату, уйти на прогулку, а то и вовсе неожиданно пригласить друзей на пикник за городом. Можете спрятаться туда, где странный запах не будет беспокоить Вас, или же просто-напросто воспользоваться освежителем воздуха.
Но ведь это не может продолжаться вечно, так? Бегство - не выход, и Вы сами это знаете.
Лучше сделайте глубокий вдох, после чего храбро шагайте прямо к эпицентру бедствия и взгляните правде в глаза.
Да-да, Ваш любимчик насрал. Уделался. Нагадил. Опорожнился.
Обведите в кружочек любой из этих вариантов или приведите собственную версию!

2. СТАДИЯ ОЗЛОБЛЕНИЯ.
"Господи, ну почему это случилось именно со мной???"
"А что я такого сделал??? Чем я хуже других???"
"Ну почему именно сейчас, когда у меня новый маникюр/я уже опаздываю на работу/мне и без этого плохо???"
"Ах ты неблагодарная скотина!!!! Я тебя кормил, поил, любил, развлекал, спать укладывал!!! А ты со мной вот так???"
*Матерный статус в контакте*.
*Сдавленные рыдания/громкое негодование со стороны всех, кто имел несчастье подвернуться под руку в буквальном или переносном смысле*.
*Не сопровождаемый лишними словами полёт тапка, книги или гантели в направлении провинившейся тушки, нерешительно застывшей в радиусе досягаемости, или яростный поиск оной в том случае, если она вздумала избежать заслуженной кары*.
Не стесняйтесь. Голосите во всю мощь лужёной глотки. Разломайте что-нибудь, чтобы быстрее успокоиться. На всякий случай не забывайте, что общество защиты животных следит за Вами и готово незамедлительно явиться по Вашу душу. *Предположим, что так оно и есть*.
Что касается самого автора, то он недавно поддался агрессивному импульсу, в результате чего безответственное животное по имени Ультрабульбышка, перед этим осквернившее пол в коридоре и в туалете, было наказано смачным плевком точно промеж ушей. Впрочем, все следы внезапной экзекуции тут же были вытерты салфеточкой под нескончаемый поток извинений.

3. СТАДИЯ ТОРГА.
Отсутствие или, по крайней мере, низкая степень правдоподобия на данном этапе заставили меня всерьёз усомниться в валидности всей концепции.
В самом деле, я слабо представляю себе человека в здравом уме, пусть даже и оскорблённого в лучших чувствах, вопиющего:
"О мохнатая звезда моих очей, я буду кормить тебя четыре раза в день вместо трёх и никогда не оставлять дома без присмотра! Всё, что пожелаешь, только втяни ЭТО обратно в себя!!!!"
Разве что психика бедолаги не выдержала столь сурового испытания, выпавшего на его долю.
Что ж, я полагаю, что это крайний вариант, проявление которого маловероятно, однако вполне возможно возвращение и некоторое видоизменение стадии № 1, выраженное приблизительно следующим образом:
"Господи, сделай так, чтобы всё это оказалось страшным сном, а я отныне буду исправно молиться по утрам!!!"
К этому же пункту я решила отнести споры с остальными обитателями загрязнённого катастрофой пространства, если таковые имеются. Такая модель поведения не лишена целесообразности, потому что, при наличии у Вас лидерских качеств или дипломатических навыков, она способна привести к искомому результату, а именно, к тому, что чаша уборки минует Вас.
Тем не менее, предположим, что честь ликвидировать продукт пищеварения брата Вашего меньшего по праву принадлежит Вам. В конце концов, это именно Ваш брат меньший, или сегодня Ваша очередь, или у прочих членов семьи пмс/день рождения/профессиональный праздник, или все они желают уступить Вам, как первооткрывателю случившегося. И никакие посулы, клятвы и угрозы не работают, и, уж конечно, сам виновник происшествия не стремится искупить содеянное, использовав свою лоснящуюся шкурку в качестве тряпки.
Тут-то и начинается закономерный переход к следующему этапу.

4. СТАДИЯ ДЕПРЕССИИ.
Вы безмолвно сидите у окна, подперев голову ладонью, и по вашей бледной щеке катится одинокая слезинка.
Вы катаетесь по кровати, захлёбываясь рыданиями, и рвёте зубами ни в чём не повинную подушку.
Вы выкуриваете десятую пачку сигарет, с горечью обозревая этот жестокий мир с высоты своего балкона.
Вы пустыми глазами уставились в экран телевизора, в то время как ваши зубы мрачно перемалывают десятую коробку шоколадных конфет.
Вы третий день не показывались на работе и не отвечаете на звонки встревоженных друзей и родственников.
А неумолимая кучка по-прежнему продолжает тлеть и вонять в нескольких метрах от Вашего Величества, отравляя Ваше и так безрадостное существование.
Вы хотите об этом поговорить???

5. СТАДИЯ ПРИНЯТИЯ.
"То, что произошло, естественно и неизбежно. Такое случается со всеми. Никакой несправедливости в этом нет, и никто не виноват".
Что ж, позвольте пожать Вашу руку. Вы мужественный человек. Я в восхищении!
Может быть, теперь Вы опрокинете, наконец, в унитаз или в мусорный бак столь досадившее Вам содержимое кошачьего лотка? А если не всё так просто, и оно находится не там, где положено, то отправитесь в отскребательную экспедицию, вооружившись газетой, шваброй, совочком или иными инструментами???
Пожалуй, не будет лишним упомянуть о том, что моя бабушка, которая, как и я, является психологом, посоветовала мне выделить стадию уборки в качестве завершающей. Также, применив новейшие приёмы психотерапии, она живо заставила обеспокоенного пациента в моём лице ускориться и пройти все этапы, включая уборку, буквально за пять минут.
Я всё же придерживаюсь мнения, что этот, безусловно, важный процесс не стоит причислять к этапам принятия прискорбного факта. Но замечу, что переход к пятому пункту определяется не только смирением и восстановлением душевного спокойствия, но и моральной готовностью (а скорее, даже непреклонным намерением) приступить к уборке.

В завершение скажу вот что: Ваш котэ не может насовсем отказаться от неугодного Вам мероприятия, если он жив, пребывает в добром здравии и не является плодом Вашего воображения. Так что радуйтесь и преклоняйтесь, если у него, по крайней мере, хватает благородства проводить процедуру в специально отведённом Вами месте.
Хотя, и гадить тоже можно по-разному.
Сравните: Манулэ Варвара имеет привычку умащать своими отходами ванную, что облегчает её хозяевам уборку, особенно в случае с жидкостями. А вот Кургузая Муська, с которой мне когда-то довелось общаться, была в этом плане новатором, а точнее, настоящим Злым Гением! Ну кто ещё догадается, будучи на даче, залезть в узкое пространство между деревянным потолком и слоем полиэтилена, чтобы облегчиться как раз над обеденным столом, за которым собралась вся семья???
В общем, приятного аппетита и больше оптимизма!

@музыка: Moonspell - A Walk On The Darkside

@настроение: Слегка раздражённое, но в целом хорошее

@темы: Для продления жизни, Творческие потуги, Святая троица идёт к Хагриду, Терентий Тарасович Трутень

01:53 

Про самовыражение.

If you're not angry, you're not paying attention
Можно было бы просто скопировать в дневник последнюю заметку из контакта и этим ограничиться, но я всё-таки считаю нужным добавить кое-какие рассуждения, слишком личные для того, чтобы опубликовать их там, и слишком значимые эмоционально для того, чтобы оставить при себе. В общем, мне банально хочется выговориться, несмотря на то, что затрагиваемая тема является для меня болезненной и связана с воспоминаниями, вызывающими стыд.

Итак, об этом известно далеко не всем, но с раннего детства и лет до пятнадцати Ниентари писала стихи и, не имея для этого веских оснований, воображала себя поэтом.
Сначала, года в три или в четыре, мои произведения по большей части состояли из самолично изобретённых слов и были посвящены недавно появившейся на свет младшей сестре. В последующие годы я перекладывала в стихи какие-то нелепые фантазии, к примеру, об Африке (представлявшейся мне райским местом по причине богатства фауны), а ещё чаще – скучные и приземлённые бытовые ситуации. Теперь я считаю, что это было глупо и убого даже для младенца, но думаю, что переросла бы это, если бы меня не поощряли и не подбадривали. Далее последовал короткий период воспевания красоты природы и осознания своего эльфийского происхождения (после первого прочтения «Властелина колец», ага). Ну, а лет с 11-12 из-под моего пера с убийственной регулярностью выходило нечто трагичное, пафосное и удручающе однообразное. У меня было три излюбленных темы: 1) несчастная любовь (которой я хронически страдаю примерно с тех же времён, меняя только объекты); 2) смерть (чаще всего, суицид, совершаемый или замышляемый лирической героиней, а изредка – переживание утраты возлюбленного в результате его внезапной кончины); 3) любовные истории с участием вампиров (вот это, пожалуй, было хуже всего; Майер нервно курит в сторонке!). Моя проза по этим же направлениям и то была лучше или, вернее, качественнее, так как в ней хотя бы не встречалось слов или оборотов, выбивающихся по смыслу и явно приплетённых исключительно ради рифмы. Но, так или иначе, всё то, что я выплёскивала на бумагу, представляло из себя порой изрядно гиперболизированные, но ничем не примечательные размышления и переживания типичного подростка, не обременённого особым интеллектом и уж точно ни разу не одарённого. Впрочем, ничего плохого в самом этом явлении я не вижу. Через это проходят многие, и я бы тоже прошла, если бы не одно обстоятельство: по каким-то загадочным причинам пипл это хавал. Скорее всего, окружающие просто не хотели обижать меня, но вместо осторожных нейтральных отзывов зачем-то прибегали к неоправданно положительным. Мама твердила, что у меня есть талант, который непростительно зарывать в землю (впрочем, это единственный человек, который, возможно, и вправду верил в меня), учительница пения вдохновила меня на попытки положить примитивные тексты на ещё более примитивную музыку, а школьные учителя уговаривали меня приносить свои «шедевры» на разные школьные мероприятия. Плюс ко всему, одноклассники то и дело отнимали у меня сборники творчества, удирали с ними, провоцируя меня мчаться в погоню, читали, выдавая ехидные комментарии по поводу моего психического благополучия, и нередко заканчивали эпопею тем, что возвращали мне лишь отдельные листы, изрядно помятые, перепачканные и изувеченные. Я, разумеется, разыгрывала оскорблённое достоинство, но, по правде говоря, подобные приключения расстраивали меня несколько меньше, чем я изображала, а потребность находиться в центре внимания превышала концентрацию здравого смысла в моей черепушке и заглушала смутное понимание того, что надо мной попросту издеваются и хотят унизить.
В общем, все упомянутые реакции со стороны социума привели к тому, что из неотъемлемой части моей внутренней жизни, а также неограниченной возможности для самовыражения и выплеска эмоций, стихи превратились для меня в способ самоутвердиться, повысить самооценку и привлечь внимание. Осложняло положение ещё и то, что, увы и ах, я свято верила в наличие у себя, как минимум, выдающегося таланта.
Ну, а потом, ВНЕЗАПНО, свершилось столкновение с реальностью. Уже не помню, что послужило подсказкой, но я вдруг ясно осознала банальность и посредственность всех плодов своей поэтической деятельности. Мне стало нестерпимо стыдно, так что в результате года три назад я зареклась выражать свою бездарность в стихотворной форме. С одной стороны, в этом решении было нечто здравое, ибо, как говорится, "можете не писать - не пишите". Но ведь у меня имелась выраженная потребность заниматься этим, а в том, чтобы игнорировать свои потребности, хорошего, согласитесь, мало. Что мешает писать для себя и, раз уж не получается ничего гениального или просто интересного, не выносить результаты на всеобщее обозрение? А я теперь знаю, что. Уязвлённая гордость, вооружившаяся огромным транспарантом "всё или ничего".
Что касается последствий всего вышеописанного, то они, если и не обернулись для меня катастрофой, то, во всяком случае, (конечно, совместно с другими факторами) послужили причиной довольно-таки серьёзных психологических проблем. Это был зелёный свет для того, чтобы взять привычку душить все свои порывы и начинания, шаг к утрате непосредственности, начало, а может, и продолжение переориентации исключительно на результаты любой деятельности, а не на её процесс, а также основание для подозрительного и болезненного отношения к любым оценкам со стороны других. В итоге: разочарование в себе, неверие в свои возможности, блок каких бы то ни было творческих способностей, полное отсутствие самовыражения и самореализации и, собственно, то нерешительное, трусливое и бездействующее создание, которое вы имеете честь наблюдать.

Как вы, вероятно, догадались, пишу я всё это в связи с тем, что таки нарушила собственный запрет. Вообще-то я пыталась и раньше, но дело ни разу не заходило дальше двух-трёх корявых и перегруженных словами строчек, потому что голова была забита лишь переживаниями по поводу предполагаемого результата и сравнениями его с заведомо более качественными образцами.
На прошлой неделе меня серьёзно переклинило. Причина значения не имеет, но обстоятельства, при которых моя агония таки выплеснулась в стихотворные строки, я считаю нужным описать подробно, поскольку именно их анализ привёл меня к переосмыслению проблемы. Пребывая в состоянии, граничащем с безумием, я впервые за долгое время испытала потребность как следует напиться в одиночестве, что и привела в исполнение. Выбрала я для этой цели отраву "трофи", причём через силу выхлебала пол-литра натощак после бессонной ночи. По завершении этой процедуры у меня, во-первых, адски разболелось сердце, а во-вторых, окончательно сорвало крышу. Потеряв контроль над собой, я хаотично металась по парку, не разбирая дороги и едва не сталкиваясь с прохожими. Чувствуя себя слишком лёгкой, чтобы стоять на месте, и слишком тяжёлой, чтобы взлететь, я напоминала себе насекомое, бессмысленно нарезающее косые восьмёрки в преддверии гибели. Виновата была, определённо, осень. Я судорожно вдыхала её, бесцельно захватывая помутившимся взглядом охапки красных листьев и будто бы ощущая на языке их пряный привкус. А потом направилась к метро, но, спустившись в переход, обессиленная, прислонилась спиной к стене, закрыла глаза и с мучительным наслаждением принялась ловить упоительные и пугающие образы, складывая их, как мозаику. Записала. Вечером, уже трезвая, с трудом разобрала получившееся, расстроилась, не обнаружив ни смысла, ни красоты, но вдруг поняла, насколько сильно калечу себя, и испытала искушение извлечь из ситуации вывод наподобие "вот, буду спиваться и заодно писать стихи". Тем не менее, через несколько дней в мою вполне трезвую голову случайно пришёл более приличный вариант того же стихотворения, в котором от предыдущего остались только образы и связанные с ними эмоции.
И вот что получилось.

"Невменяемость".
Алкогольные сны разорвутся аккордами
Из ударов плетей по натянутым венам.
Изувечив мне сердце крысиными мордами,
Разбегутся мурашки по кафельным стенам.
Время танца в петле вновь на сутки отсрочено:
Грядки с ростками надежд не прополоты.
Ложка дёгтя в агонии жадно проглочена,
Твоё имя на бисер из звуков расколото.
Я к запястьям изрезанным рельсов холодных
Эту боль и мечты приковала и бросила.
Пустота в моём черепе ноет, голодная;
Я спешу на призыв дико пляшущей осени.

Не могу сказать, что довольна результатом. Да, это, безусловно, радует меня больше, чем творчество трёхлетней давности. Только это не что иное, как неумелая и некачественная пародия на Gillia. Иначе говоря, тут заметно его влияние, а вот аналогичного (или хоть отдалённо сопоставимого) таланта у аффтара в моём лице, к сожалению, не наблюдается.
Зато, разбередив старую рану, этот случай подсказал мне очевидный путь её лечения! А путь такой: свергнуть злобного тирана, разросшегося в моей голове под личиной здоровой самокритичности, и делать, наконец, то, что мне хочется. Стать, наконец, свободной.
Это даже не мазохизм, который, как ни крути, хорош способностью заполнять пустоту в душе бурными эмоциями. Это пример банальнейшего страха неудачи, связывающего мне руки и, что ещё хуже, парализующего мозг. Self-imposed barriers. К чёрту их!!! Я начну всё сначала и, если захочу, буду писать то, что получается, по мере поступления вдохновения и идей.
Надеюсь, что вот теперь я таки воспринимаю ситуацию адекватно, даже если всё ещё не способна взглянуть на неё объективно.

@музыка: The Gathering - "Amity"

@настроение: Можно сказать, что хорошее

@темы: Творческие потуги, Без скафандра во внутреннем космосе, Спасибо за этот дружелюбный мир, Семейный портрет

21:19 

Ловушка (мой фанфик по Робин Хобб)

If you're not angry, you're not paying attention
Название: Ловушка.
Автор: Ниентари.
Фэндом: Сага о Шуте и Убийце.
Пейринг: Фитц/Шут.
Таймлайн: «Золотой Шут», вскоре после той самой сцены, в которой Фитц, преисполнившись праведного гнева, напускается на влюблённого в него Шута.
Рейтинг: R. До энцы, на мой извращённый вкус, всё же не дотягивает.
Жанр: romance, angst (Фитц такой Фитц, Ниентари такая Ниентари).
Предупреждение: как бы я ни старалась, вся эта история неприятно попахивает ООС.
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Робин Хобб. Я только поиграю немного и поставлю на место!
Содержание: Фитц не готов признать, что испытывает по отношению к Шуту нечто большее, чем дружеские чувства, поскольку тот мужчина. Но что, если заставить его хоть ненадолго забыть об этом досадном обстоятельстве?
От автора: данная книга незаслуженно обделена поклонниками, и я боюсь, что тем, кто не читал, будет понятно далеко не всё. Но всё же покорнейше прошу вас ознакомиться с нижеприведённым образчиком моего творчества и поделиться впечатлениями. Не хотите же вы пропустить мою первую эротическую сцену? ;)

Время перевалило далеко за полночь. В роскошных покоях лорда Голдена воцарилась темнота, и только в глубине очага сгрудилась кучка оранжевых угольков, сонно подмигивающих друг другу. Что ж, я уже потерял надежду застать здесь Шута, в этот поздний час или в любой другой. Его не стало с того самого момента, когда я, не сумев вовремя остановиться, устроил безобразные разборки, окончательно и бесповоротно перечеркнувшие всё, что когда-либо связывало нас. Заговаривая с ним в последующие дни, я пытался таким образом вернуть его к жизни, но неизменно натыкался на безразличную маску джамелийского аристократа.
Нынешний вечер я провёл в «Заколотой свинье», но нескольким кружкам крепкого эля не удалось смягчить едкую горечь моих дум. Вместо этого собственная память атаковала меня, словно растревоженный улей. Однако воспоминания не жалили; они давили меня, толкаясь между собой за право причинить мне больший ущерб.
Бессмысленная жестокость, с которой я оттолкнул от себя единственного друга. Унизительные сплетни о характере наших отношений, выдуманные подробности которых смаковал весь замок от напыщенных придворных и любопытных менестрелей до последней прачки с мозолистыми ладонями. Кровоточащая рана, оставшаяся в моём сердце после гибели Ночного волка, и зияющая пустота, разверзшаяся в сознании, где я привык слышать его голос, сочувственный и ободряющий. Разгильдяйское поведение Неда, который ломал свою жизнь прямо у меня на глазах, не позволяя мне вмешаться и пропуская мимо ушей мои советы. Наконец, неизбывная тоска по Молли, единственной женщине, которую я по-настоящему любил, и боль от мысли о том, что наша дочь выросла, называя отцом другого человека. Я ощущал на своих плечах свинцовую тяжесть каждой перенесённой потери, каждой испытанной обиды, каждой допущенной ошибки, каждого прожитого года, дня и часа.
Я не был по-настоящему пьяным, но чувствовал себя совершенно разбитым. Когда я нетвёрдой походкой направился к своей каморке, моим единственным намерением было завалиться на кровать и мрачно смотреть в потолок до тех пор, пока сон не сомкнёт мои веки. Но тут из-за закрытой двери спальни, куда я не имел доступа даже в лучшие времена, донёсся голос Шута, на этот раз лишённый малейшей примеси джамелийского акцента: «Не мог бы ты зайти ко мне, Фитц?» Сердце пропустило удар. «Фитц», а не «Том Баджерлок». Означает ли это, что он готов простить меня?
Однако, ещё не успев толком приглядеться в полутьме к его силуэту, освещённому тёплым мерцанием нескольких свечей, я почувствовал: что-то не так. Когда же он лёгким движением повернулся мне навстречу, я застыл в дверном проёме, проглотив язык и закипая от изумления, обиды и досады, к которым примешивалась и щепотка чего-то ещё. Я не мог найти определения новому ощущению, но примерно так, должно быть, чувствует себя бабочка, когда в её тело без предупреждения вонзается золотая булавка не толще паутинки. То существо, которое предстало передо мной, не имело ровно ничего общего с тем несуразным образом облачённого в женское платье мужеложца, что помимо воли нарисовался моему воображению в тот злополучный день, когда в Баккип прибыла Йек. Посреди спальни Шута стояла женщина, и янтарные глаза моего друга смотрели на меня с лица, которое однозначно принадлежало чужому человеку, несмотря на то, что казалось обманчиво знакомым. Просторное светлое платье незамысловатого покроя подчёркивало её золотистую кожу, босые ноги были украшены деревянными браслетами с причудливой резьбой, а распущенные волосы струились по плечам и загадочно переливались, оживлённые пляской изменчивого света. Я внезапно ощутил нехватку воздуха и сухость во рту. Эта женщина не нравилась мне. Её появление здесь не сулило ничего хорошего. Я не знал, чего мне хотелось больше: то ли опрометью выбежать из комнаты, то ли трясти непрошеную гостью из Бингтауна за плечи до тех пор, пока она не вернёт моего Шута - ведь, в конце концов, это именно она послужила косвенной причиной нашей размолвки. Мысль об этих загорелых плечах в моей хватке задержалась в сознании на миг дольше, чем следовало бы, и неожиданно показалась заманчивой. Её кожа должна быть прохладной и гладкой на ощупь. Кожа Шута…
Внешний вид которого никогда не вызывал у меня подобных помыслов, даже в те минуты, когда я искренне любовался им. Потому что я – мужчина, и Шут – тоже. Неужто этот маскарад так сильно меняет дело? Меня передёрнуло.
- Янтарь, не так ли? – мой голос прозвучал хрипло и глухо. – Отлично. Если ты решила…решил, - поправился я, - поиздеваться надо мной, я не стану задерживаться!
Моё лицо пылало от гнева. Я развернулся и уже готов был захлопнуть за собой дверь.
- Ты был прав, - мягко произнёс у меня за спиной тот самый женский голос, который использовал Шут при общении с Йек.
Я вновь оказался пригвождён к месту, настороженный и заворожённый. Какая-то часть моего рассудка кричала, чтобы я немедленно уходил, но я всё не двигался.
- Незачем было скрывать от тебя моё существование, - спокойно продолжала Янтарь. – Я считаю, нам пришло время узнать друг друга поближе.
Почему-то эта безобидная фраза заставила мою спину покрыться мурашками. Можно было сказать «узнать получше» или просто «познакомиться», однако прозвучало слово «поближе». Что, если это какой-то намёк?
Охваченный беспокойством, я и сам не заметил, как очутился в небольшом, но удобном кресле напротив закрытого окна. Открывшееся мне зрелище стоило того, чтобы заострить на нём внимание. На испещренном сложными узорами подоконнике благоухали заморские цветы с неизвестными мне названиями, а ставни были украшены маленькими, задорно ухмыляющимися солнышками, составленными из крошечных кусочков ткани. Я вспомнил несчётные образцы всевозможных оттенков жёлтого и оранжевого шёлка, не так давно замеченные мной в руках у лорда Голдена, и не смог сдержать улыбку. Шут родился далеко на юге, а потому всегда был теплолюбив и с трудом переносил холод.
Но Янтарь, похоже, приняла мою улыбку на свой счёт, и её лицо засияло в ответ. Я поспешно отвёл глаза и нахмурился. Я не хотел видеть её здесь, в этой комнате, где все до единого предметы – и мебель, покрытая резьбой с мастерством, подвластным лишь одному известному мне человеку, и выстроившиеся в ряд на полке удивительные куклы, которые, раз оказавшись в руках, вызывали желание не расставаться с ними никогда, и разноцветный ковёр без единой пылинки - носили на себе столь яркий отпечаток личности Шута… Очередной маски, которую примерил Белый пророк, когда ему понадобилось подружиться с бастардом принца Чивэла, и которую он теперь сбросил с себя, как ящерица избавляется от старой кожи.
«Слова не вмещают в себя и не объясняют человека. Только сердце, и только если оно хочет. Но, боюсь, твое сердце не хочет», - вот что сказал Шут, когда я, пожелав раз и навсегда выяснить, кто он такой в действительности, потребовал у него ответа.
Моё сердце знало лишь одно: кем бы ни был Шут на самом деле, я отчаянно нуждался в нём.
- Шут! – нерешительно позвал я, заранее понимая, что напрасно сотрясаю воздух. – Прекрати этот фарс, прошу тебя. Неужели ты всю жизнь собираешься наказывать меня за ту дурацкую ссору?
- Разве мы ссорились? – Янтарь приподняла брови с таким искренним недоумением, что я сам едва не поверил ей.
Я застонал и прикрыл глаза, откинувшись на спинку кресла и тщетно ломая голову в поиске правильных слов. Я жалел, что явился сюда. Мне не следовало прибегать по первому же зову Шута, учитывая, что он тоже был виноват в случившемся и холодно игнорировал мои неуклюжие попытки примирения. Лучше бы я притворился, что не расслышал, как Шут просил меня зайти. Кто вообще это был: Шут или Янтарь, которая заговорила его голосом лишь для того, чтобы заманить меня в ловушку?
- Может быть, кофе? – предложила Янтарь, ничуть не удручённая моим неприветливым молчанием.
- Я бы выпил чаю. – Я смущённо откашлялся и зло уставился в пол. Я не мог видеть в этой женщине Шута, а вот он, возможно, пристально следил за мной через жёлтые радужки её глаз, и от этого я чувствовал себя до странности неуютно.
Тем не менее, пока Янтарь ворошила угли в камине, вешала над огнём чайник и заваривала чай, я помимо воли наблюдал за ней. В её движениях не было игривой лёгкости Шута, зато в них ощущались достоинство и целеустремлённость.
Интересно, как Шут держался с другими мужчинами? Там, в Бингтауне? Имел ли он поклонников? Принимал ли подарки и комплименты? Я постарался отогнать от себя ужасное подозрение о том, что он мог зайти ещё дальше. «Ты думал, что я сохранял себя для тебя. Не льсти себе, Фитц Чивэл. Я сомневаюсь, что ты этого достоин», - голос Шута, некстати всплывший в моей памяти, был наполнен горечью и презрением, и я ощутил, как горят мои щёки.
Нет, нет и ещё раз нет. Я не мог рассматривать Шута и Янтарь как две грани одного целого, да и не хотел. Даже непонятное до конца соотношение между Шутом и лордом Голденом воспринималось значительно легче, несмотря на моё отвращение к последнему. Оба, по крайней мере, были мужчинами; я нисколько не сомневался в этом и никогда не принимал всерьёз глупые фантазии Старлинг. Шут – влюблённая в меня женщина! Да как ей только удалось додуматься до подобной нелепицы?
Впрочем, реальность, как это порой случается, потрясла меня ещё больше: Шут был влюблённым в меня мужчиной! Шут, который находился рядом со мной в минуты радости и печали. Шут, который пережил вместе со мной издевательства Регала и опасное путешествие в Каменный сад. Шут, который оплакивал Ночного волка и видел сокрушительную ярость пробудившихся драконов Элдерлингов. Шут, который читал мои дневники и прижимался ко мне в холодные ночи в поисках тепла и дружеского утешения. И которому недостаточно оказалось всего того, что мы уже разделили с ним… Это до сих пор не укладывалось в моей голове.
Мой взгляд скользнул по тонкой фигурке Янтарь, которая тем временем уже наливала мне чай, и задержался на смуглых лодыжках. Шут мечтал разделить со мной постель. Лорд Голден купался в женском внимании, но при дворе о нём чего только не болтали, и после своего шокирующего открытия касательно Шута я уже не был полностью уверен в необоснованности этих низменных слухов. А что насчёт Янтарь? Я фыркнул, когда в моей голове мелькнула порочная, хотя и довольно заманчивая картинка: полуобнажённая Янтарь в объятиях Йек, похожей на большую довольную кошку.
Как раз в этот момент Янтарь склонилась ко мне, протягивая изящную чашку в виде цветка, и опять улыбнулась. Я машинально забрал у неё чашку и крепко сжал, не обращая внимания на жар. Улыбка Шута могла быть робкой, загадочной, печальной, язвительной или вызывающей. Он часто улыбался так, словно видел нечто недоступное моему зрению. В улыбке лорда Голдена сквозило высокомерие, и его взгляд в такие моменты всегда был направлен на самого себя. Что касается Янтарь… Янтарь улыбалась так, как будто в целом мире не видела ничего, кроме меня. И ещё так, как будто с предельной чёткостью знала, чего хочет.
У меня на лбу выступил пот.
А потом я спохватился и вскочил, едва не расплескав горячий напиток. Янтарь отпрянула, и мне показалось, что на миг в её глазах промелькнуло испуганное выражение, но его почти сразу сменила прежняя уверенность.
- Извини, - буркнул я, чувствуя себя глупо, как никогда.
Лорд Голден принимал посетителей только в гостиной, а спальня Шута представляла собой запретную территорию. Между нами существовала негласная договорённость: я не осмеливался нарушать его уединение с тех самых пор, как много лет назад, будучи ещё королевским бастардом, обучающимся ремеслу убийцы, проник без приглашения в комнату Шута на вершине башни и обнаружил там то, что не было предназначено для чьих-либо глаз.
Разумеется, здесь стояло только одно кресло, и я занял его первым.
– Я не предложил тебе сесть… - виновато начал я, но тут же осёкся и замолчал, проклиная собственную непоследовательность: Янтарь, конечно, женщина, что бы ни скрывалось у неё под платьем, но обращаться с ней соответствующим образом означало плясать под дудку Шута. Непонятно, для чего он затеял эту игру и что пытается доказать, но даже думать противно, до чего всё может дойти, если я вздумаю продолжать в том же духе. Ничего у него не получится, мрачно решил я. Фитц Чивэл не тот человек, которого можно поймать на эту удочку.
Но вслух я этого сказать не смог, а потому неловкость и раздражение нарастали с каждой секундой.
Янтарь, явно не понимая моих терзаний, продолжала смотреть на меня в упор с сочувствием и любопытством, а потом вдруг негромко рассмеялась, и этот звук заставил меня вздрогнуть. Шут порой хохотал до слёз вместе со мной или надо мной, а бывало, что с его губ срывалось странное, сдавленное хихиканье, больше похожее на рыдание. Он был так непредсказуем, мой Шут. Янтарь, в противовес ему, производила впечатление рассудительного и уравновешенного человека, а её смех звучал как шум прибоя и не скрывал за собой ни горечи, ни надрыва.
Ты хороший актёр, Шут.
- Ты мой гость, - произнесла Янтарь успокоительным тоном. – Устраивайся поудобнее, мне вполне хватит и подлокотника.
Всё, казалось бы, сложилось не худшим образом: мне не пришлось действовать согласно собственному нелепому порыву, в котором я уже успел раскаяться. Но почему-то я твёрдо знал: во что бы мы сейчас ни играли, преимущество находится не на моей стороне. Вдобавок, стоило Янтарь устроиться на широком подлокотнике со своей чашкой, как я учуял исходивший от неё лёгкий аромат лаванды и с запозданием оценил разделяющее нас расстояние как слишком маленькое, но сообщать ей об этом теперь было бы глупо и бессмысленно. Я сомневался, что её так просто обидеть, но признаваться ей в своих опасениях было совершенно незачем.
Я отхлебнул немного чая, просто чтобы выиграть время. Напиток был сладким, но не приторным, и имел терпкий привкус шиповника.
- Ты можешь не отвечать мне, Шут. Но выслушать меня ты должен… - Я набрал в лёгкие побольше воздуха. – Я знаю, что наговорил тебе много лишнего. Но ты мой лучший друг, и я никак не ожидал от тебя такого, и потом, ты сам знаешь, как действует на меня эльфовская кора. В общем, я хочу попросить у тебя прощения и забыть об этом инциденте… - Я беспомощно пожал плечами, не зная, что ещё добавить.
- Ты ни в чём не виноват передо мной, - Янтарь, поджав губы, размешивала сахар серебряной ложечкой.
Это было уже слишком.
- А ты тоже хорош, - сердито бросил я, позволив себе слегка повысить голос. – Сначала обсуждаешь меня за моей спиной и позволяешь всяким людям думать невесть что, а потом…потом… - я внутренне сжался от мысли, что мои слова дополнительно увеличат разверзшуюся между нами пропасть.
Янтарь посмотрела мне прямо в глаза, твёрдо, однако без тени гнева или обиды.
- Я никак не возьму в толк, о чём ты говоришь, но, если уж тебе так важно это услышать, я не держу на тебя зла, Фитц Чивэл.
Ладно, можно попробовать другой путь. Если достучаться до Шута невозможно, стоит попытаться разговорить Янтарь, выяснить, что она собой представляет, где её слабые места и для чего Шут свёл меня с ней.
- Так значит, ты вырезала моё лицо на носовой фигуре корабля? – спросил я, чтобы завязать хоть какую-то беседу, и тут же прикусил язык: эту информацию я подслушал из её беседы с Йек.
Но Янтарь не рассердилась, а только улыбнулась моему смущению. А потом принялась рассказывать. О корабле Совершенном из семьи Ладлаков, неуравновешенном и подверженном внезапным сменам настроения от ребяческого веселья до приступов неконтролируемой ярости, когда он готов был крушить всё в пределах досягаемости, и том, что за всем этим скрывалось доброе и преданное сердце. О долгих беседах на заброшенном песчаном берегу и о том, как люк, к всеобщему негодованию проделанный ею не где-нибудь, а в капитанской каюте, впоследствии спас жизнь всей команде живого корабля. О том, как солёный ветер трепал её волосы, пока она, сидя на огромных ладонях носового изваяния, исправляла увечья, нанесённые его лицу чьим-то безжалостным топором, а далеко внизу рокотали волны, и о том, как его новые глаза, впервые открывшись, оказались синими, а вовсе не карими, как у меня.
Я исподтишка рассматривал Янтарь, пока она говорила. Она, очевидно, не отличалась ни энергичным упрямством Молли, ни обезоруживающей самовлюблённостью Старлинг, ни снисходительной ласковостью Джинны, но что-то в глубине моей души отзывалось на её присутствие таким волнением, что у меня перехватывало дыхание. Даже резковатые черты лица и плоская грудь ничуть не портили её в моих глазах.
Потом я моргнул, и наваждение пропало. Отчаянным усилием воли мне удалось удержать в равновесии покачнувшийся мир. Я мысленно закатил себе пощёчину. Эда и Эль! Неужели я дерзнул сравнивать мою драгоценную Молли с этой странной золотой женщиной с членом между ног? Уж не подсыпала ли она что-нибудь мне в чай? Шут никогда бы не поступил так со мной, но Янтарь отнюдь не вызывала у меня доверия.
Я подозрительно исследовал опустевшую чашку, но потом сообразил, что Янтарь ни разу не покидала поле моего зрения, а попытка отравить королевского шпиона и наёмного убийцу прямо у него на глазах – это выходка, достойная безумца.
Я мысленно выругался. Ну вот, ещё одно очко в её пользу.
Ладно, Шут. Сейчас я поднимусь и откланяюсь, сухо и безупречно учтиво, и ты не удержишь меня, даже если тебе удастся изобразить десять женщин сразу.
Янтарь забрала у меня чашку. Одну её руку скрывала тонкая кожаная перчатка, но прохладные пальцы второй на секунду, нечаянно или намеренно, коснулись моей руки, заставив сердце замереть в груди. Пока я собирался с мыслями, она успела поставить чашки на столик возле кровати и снова усесться на своё место, скрестив длинные ноги и задумчиво глядя на меня из-под прикрытых век, и заготовленные вежливые слова застряли в горле песчаным комом.
- Ты не против, если мы переставим кресло ближе к огню, и я немного поработаю? – спросила Янтарь.
- Что у тебя за работа? – кисло поинтересовался я, так как ничего другого не оставалось.
- Я делаю украшения из дерева, - охотно объяснила Янтарь. - В Бингтауне я одно время продавала их в собственной лавке, а здесь просто заполняю этим свободное время.
И спустя несколько минут я уже сидел возле камина, любуясь тем, как оранжевое пламя освещало сосредоточенное лицо Янтарь, отражаясь в тёмной глубине её зрачков, в то время как тонкие длинные пальцы вынимали из шкатулки гладкие блестящие бусинки и ловко нанизывали их на прочный кожаный шнурок, чередуя тёмные со светлыми, а мелкие с более крупными.
Шут за работой, бывало, не закрывал рта, чередуя забавные истории и песенки с возвышенными речами Белого пророка. Янтарь молчала, по-видимому, полностью поглощённая своим занятием.
И даже дыхание, что струилось из её лёгких, звучало иначе, чем у Шута.
Нет, Янтарь не имела с ним ничего общего. У Янтарь была своя жизнь и своя история. Она никогда не кувыркалась через голову, демонстрируя мне в полёте свой голый зад, и не раскланивалась, звеня бубенчиками на чёрно-белом шутовском костюме, перед толпой хохочущих людей. Не обращалась ко мне «Фитци-Фитц» и не донимала малопонятными разговорами о колесе истории, спасении мира и моей миссии Изменяющего. Не угощала меня абрикосовым бренди и не прижималась лбом к моему лбу, согревая невысказанной нежностью во взгляде.
Я совсем не знал её. Я не мог почувствовать себя свободно в её присутствии и не мог поделиться с ней сокровенными мыслями. Зато, наконец, я мог…
Мысль оборвалась, как будто устрашившись себя самой, зато кончики моих пальцев легонько коснулись подбородка Янтарь и медленно спустились к основанию шеи, а я следил за этим движением так, словно не принимал в нём участия.
- Час уже поздний… - резко заявил я, решительно вырываясь из объятий несбыточной грёзы наяву.
- В таком случае, приятных тебе снов, - ровным голосом отозвалась Янтарь.
«Что?!» – едва не вырвалось у меня. Я действительно намеревался уйти, но почему-то ожидал, что она станет уговаривать меня остаться. Я в замешательстве уставился на неё, пытаясь отыскать признаки разочарования на её спокойном лице, и их отсутствие странным образом ранило моё самолюбие.
Отступать было уже поздно, так что я поднялся на ноги и двинулся к двери, медленно и неохотно. Янтарь не насмехалась надо мной, подобно Шуту, и не говорила загадками, а была дружелюбна и обходительна, и всё-таки, каким же дураком я себя ощущал!
Но спустя всего несколько шагов я остановился как вкопанный, пойманный врасплох неожиданным поворотом мыслей в собственной голове.
Почему я должен уходить? Что тут неправильного, если даже Янтарь в самом деле привлекает меня? Здесь ни при чём то, что находится у неё под платьем; меня притягивает женская красота и женская манера поведения. Глядя на выступление талантливых актёров, мы восхищаемся их игрой, в то же время прекрасно понимая, что они не те, за кого выдают себя. Вот и здесь – точно так же. Это совсем не то же самое, что желать мужчину. Так чего я испугался?
Я быстро пересёк комнату и прежде, чем Янтарь успела что-либо произнести, припал к её губам в жёстком, требовательном поцелуе. Одной рукой я придерживал её за плечи, а вторая легла на её колено, грубо сминая подол платья. Меня охватила дрожь.
Рассыпавшиеся бусинки дробно застучали по полу, укатываясь куда-то в полумрак.
Янтарь не отвечала мне, но и не пыталась отстраниться; я почувствовал, как всё её тело напряглось и замерло под моими ладонями. В следующий момент она резко толкнула меня обратно в кресло, и я решил было, что на этом всё и закончится, но она, прерывисто дыша, перебралась ко мне на колени, и я почувствовал, что капкан захлопнулся.
Теперь уже она целовала меня с такой настойчивостью, словно от этого зависела её жизнь, и гладила моё лицо холодными узкими ладонями с такой трепетной нежностью, словно боялась, что я вот-вот исчезну. Я не стал сопротивляться, когда её чуткие пальцы принялись нетерпеливо расстёгивать мои штаны, и вскоре моя возбуждённая плоть напряжённо пульсировала, отзываясь на её умелые ласки, а мне оставалось только гадать, где и с кем она могла научиться таким вещам. Где и с кем. Впрочем, это не было важно, ведь я впервые встретил её лишь сегодня.
Этого ты хотел, Шут? Посмотреть, как я даю женщине по имени Янтарь то, чего никогда не получишь ты?
Она, казалось, не замечала, как жёсткая щетина у меня на подбородке царапала чувствительную кожу у неё на шее, зато прикосновение к твёрдым соскам, просвечивавшим через тонкую ткань платья, заставило её дёрнуться и резко втянуть воздух сквозь зубы.
Я не знаю, кем ощущаешь себя ты, но я вижу лишь Янтарь.
Янтарь немного подержала во рту два пальца, после чего запустила руку к себе под подол. Я рассеянно перебирал шелковистые пряди её волос, пока она, уткнувшись носом в моё плечо, ёрзала у меня на коленях, и мои мысли блуждали далеко от происходящего.
Ночной волк всегда охотно давал мне советы по поводу моей личной жизни, в два счёта раскладывая по полочкам любую сложную для меня ситуацию с присущей ему бесхитростной мудростью, но в этот раз он, наверное, долго хохотал бы, вывалив изо рта мокрый красный язык. Можно ли спариваться с Лишённым Запаха, если он ведёт себя как самка - обнюхивает меня, ухаживает за моей шерстью, подвывает нежно и с переливами, когда мы остаёмся вдвоём, и щёлкает зубами на Воющую Суку, стоит ей только появиться на горизонте?
Я едва не расхохотался сам, но Янтарь, плотнее стиснув коленями мои бёдра и зажмуриваясь от боли, направила в себя мой член, и вместо смеха с моих губ сорвался ошеломлённый вздох. Янтарь откликнулась сдавленным всхлипом, но тут же прикусила губу и, не дав себе передышки, принялась раз за разом приподниматься и опускаться вниз, до самого предела, охваченная какой-то ожесточённой решимостью. Ощущение казалось ярким почти до боли, так что у меня перед глазами замелькали разноцветные искры, но при этом я смутно понимал, что хотел чего-то другого. Глядя на гримасу боли, застывшую на лице Янтарь, и ощущая, как её холодные пальцы судорожно цепляются за мои плечи, я представил, какие нестерпимые эмоции захлёстывали бы Шута на её месте, как он стонал бы прямо мне в рот, отрываясь от моих губ, только чтобы снова и снова шептать моё имя. Я яростно обругал себя, когда этот образ чуть не заставил меня кончить, и попытался спастись от наваждения, вообразив себе Молли, какой она была в тот день, когда мы с ней предавались страсти на маленьком песчаном пляже. Но воспоминание, некогда подаренное Девушке-на-драконе, больше не принадлежало мне: красные юбки моей возлюбленной успели выцвести и потускнеть за протянувшиеся между нами годы, а разрумянившееся лицо со сверкающими глазами и упрямым подбородком было лицом призрака.
Я вынужден был снова открыть глаза, и мой взгляд неожиданно наткнулся на то, что до сих пор по какой-то неясной причине или, быть может, по чистой случайности, ускользало от моего внимания. Резная деревянная подвеска в ухе Янтарь. Я помнил, что в ней была спрятана серёжка Баррича, которую я некогда отдал Шуту. Чувства ко мне – вот что объединяло Шута и Янтарь. Эта истина полоснула моё сердце, словно острие ножа, разорвав все мои мысленные заслоны, как истлевшее тряпьё. Я больше ни о чём не думал. Я мог только конвульсивно прижимать к себе твёрдое, напряжённое тело, беспорядочно толкаясь бёдрами навстречу тому, чего недавно так боялся, и бессмысленно комкать ткань платья, мгновенно пропитавшуюся потом от прикосновения моих горячих ладоней.
Я мог обдумать всё после.
Но Шут не позволил мне и этого. Прежде, чем я сумел остановить его, он стянул с руки перчатку, кончики его пальцев со следами Скилла дотронулись до своих отпечатков у меня на запястье, и на короткий миг его сознание прикоснулось к моему жестом, более интимным, чем слияние наших тел. Шут вновь и вновь разбивался об меня, словно океанские волны при столкновении с гранитом. Воскресал и умирал, распадаясь на невесомые серебристые брызги, которые имели вкус соли. Но и я вовсе не оставался неизменным. Каждая отчаянная атака Шута въедалась в мою душу горькими каплями, ядом морского змея, спасительным лекарством, вселяя сомнения и внушая надежду, отдавая крошечные частички своей жизни, чтобы вдохнуть её в меня. И я знал: рано или поздно, если даже для этого потребуются века, уродливая стена, возведённая мной из одиночества, слепоты и глухоты, рухнет бесформенной грудой, и тогда мы с Шутом поплывём в едином потоке, слившись в одно блаженное сверкающее целое.
Я не заслуживал такой любви. Я отдёрнул руку так резко, как будто обжёгся. Шут продолжал сидеть у меня на коленях, и между нами слипалась вязкая влага, а в его погасшем взгляде отражалась обречённость.
И это была развилка дорог, та самая точка, после которой уже не могло быть никакого пути назад, так что я чувствовал, что стою на краю пропасти. Но возможность снова увидеть свет в глубине прекрасных золотых глаз, глядевших на меня теперь с таким отчаянием, стоила того, чтобы, превозмогая страх и сомнения, произнести:
- Любимый, я скучал без тебя.
Шут как-то рассказывал мне, что в той стране, где он родился, его имя не имело ни мужского, ни женского рода. Я тогда не спросил, как оно звучало на его родном языке, но теперь надеялся, что он поймёт, что именно я хотел показать, обращаясь к нему таким образом.
Шут порывисто прикрыл рот ладонью, тут же сделав вид, что в задумчивости потирает подбородок.
- Боюсь, это вызовет в замке множество сплетен, - произнёс он насмешливо, но его глаза вдруг стали влажными. И я понял, что прощён.

@музыка: Канцлер Ги - "Любовь"

@настроение: Скучно =_=

@темы: Творческие потуги, Слэш наш насущный, Фитц/Шут

01:34 

Начинается новая эпоха %)

If you're not angry, you're not paying attention
Ниентари, наконец, сочла, что её невыносимый, по единодушным отзывам удручённых читателей, дизайн взорвал уже достаточно мозгов и что даже у неё самой он более не вызывает ничего кроме мигрени, а потому впервые в истории решила сменить оное непотребство на что-то более адекватное, эстетичное и, главное, удобочитаемое.
Обратите внимание, что я мужественно не пошла по пути наименьшего сопротивления, а приняла вызов и подключила CSS, о котором до сих пор имела весьма смутное и отдалённое представление. *Да мне за это нужно памятник поставить! :dance: *. Дабы узнать, что такое этот CSS, и с чем его едят, я отыскала несколько статеек, которым, впрочем, не удалось рассеять мрак моего невежества по причине беспорядочного расположения излагаемого материала, а также из-за моей ехидной уверенности в собственной непробиваемой тупости. Когда мне, наконец, удалось усилием воли изгнать из головы неправильную установку, я рассудила, что будет удобнее разбираться на практике, методом проб и ошибок, и уже в процессе в общих чертах уразумела, что к чему. Хотя, тот принцип, по которому часть, казалось бы, безошибочно написанного кода работает, а часть злонамеренно играет в забастовку, так и остался для меня непостижимой загадкой. :rolleyes: Как, наверное, и многое другое.
Тот вариант, который я не без труда соорудила за вчерашний день, внезапно оказался слишком широким для моего убогого экранчика и имел целый ряд других недочётов, хотя, его можно было бы назвать сносным для первого раза. *Ну да, в значении "это безобразие подлежит немедленному сносу" :smirk: *. Однако сегодня Ниентари, неожиданно возомнив себя уже матёрым специалистом, осмелела и внесла в свою работу некоторые радикальные "поправки". Результат не поддавался ни описанию, ни дальнейшей коррекции, а горе-дизайнер запутался в рядах намозоливших глаза буковок и циферок и вынужден был признать, что потерпел фиаско. :facepalm3: Пришлось начать всё заново, используя стандартное оформление и, от греха подальше, не меняя в нём почти ничего, за исключением фона, любовно отредактированного в фотошопе. Так и родилось то, что вы, собственно, имеете возможность лицезреть в данный момент.
В своё оправдание могу заверить вас, что на экране нетбука моё творение выглядит вполне пристойно. Однако просмотр на Алинином ноутбуке показал, что радоваться рано, и я боюсь даже предположить, как это смотрится на более крупном экране, хотя смею надеяться, что, по сравнению с моим прежним оформлением, положительная тенденция всё же наблюдается.
В общем, я намерена продолжать понемножку экспериментировать на досуге, но буду рада любым советам от людей, которые разбираются в сабже. :shy:

@музыка: Канцлер Ги - "Баллада"

@настроение: Немного встревожена, но в целом неплохое)

@темы: Творческие потуги, Счастья полные штаны

20:58 

Шрамы.

If you're not angry, you're not paying attention
"Души прекрасные порывы", - советовал Пушкин. Тем не менее, Ниентари в очередной раз дерзнула ослушаться и свой внезапный поэтический порыв не задушила (благо, особенно прекрасным он не был). И вот что из этого получилось...

Под надгробием слов,
Под прищуром часов
Я считаю шаги и ступени,
А хотелось бы вспыхнуть огнём,
Обрубив все верёвки сомнений.

Догореть до костей,
До шипящих углей
На костре обезглавленной веры.
С миражами рассыпаться в прах
В раскалённой печи атмосферы.

Но привычка и страх -
Больше неба в зрачках,
Или я не готова, быть может.
Мой придуманный мир в свете ламп
Облезает лохмотьями кожи.

Нет оков, нет преград,
Мои демоны спят,
Под ногами - лишь скопище хлама.
Затерявшись в туннелях бессониц,
Я рисую фальшивые шрамы.

Не проси их отмыть!
Это мой способ плыть
По зловонным волнам эгоизма.
Не пытайся шутить.
Не мешай в голос выть
В ледяных челюстях механизма,
Где грядущий конец
И терновый венец -
Заменяют иллюзию жизни.

Хотела включить в эту запись довольно большой кусок самоанализа, но в процессе испытала такой яростный приступ отвращения к своей полусгнившей изнанке, что лучше уж оставлю получившийся портрет маслом при себе.

@музыка: Evanescence - "Made of stone"

@настроение: ужасное

@темы: Тлен-брюле, Творческие потуги, Двухминутка ненависти, В поисках смысла, Бездна вглядывается в меня, Спасибо за этот дружелюбный мир

17:17 

Воздушно-капельное.

If you're not angry, you're not paying attention
Моросящий дождь, рёв машин, непроходимые лужи, тусклые, серые, угрюмые лица под иллюзорно защитными островками зонтиков. Не успев толком задуматься, я поймала себя на попытке нейтрализовать болезнь, ограничив её хотя бы ненадёжной коробочкой слов, пока она не выкосила всё живое и способное радоваться в пределах видимости и досягаемости.

Сердца в руках крошатся чёрствым хлебом,
Дождь измочалил вату наших лиц,
Бездарно слиплось пасмурное небо,
Стекая гноем с кукольных ресниц.

Мы сахар голосом размешивать устали,
И брань врастает в строчки эпиграмм.
Плюётся ядом тот, в кого плевали,
Грозит всем спичками, кто раз обжёгся сам.

А облака купаются в канавах
И ловят ртом бесплотные мольбы.
В одну палату сгонят всю ораву,
Зато дадут отдельные гробы.

Пластмассовы глаза, улыбки скупы,
Ведь наш недуг уже неизлечим.
Одна отрава в каждом вскрытом трупе,
Но каждый мнит себя
Единственным
Больным.

З.ы. На самом деле, сочинила я этот стишок ещё на прошлой неделе, а может, и раньше, но всё это время держала при себе в надежде довести до более совершенной формы. А сегодня вдруг решила, что и так сгодится.

@музыка: Lacrimosa - "Am Ende Stehen Wir Zwei"

@настроение: Okay =_=

@темы: Творческие потуги, Люди...шки, Спасибо за этот дружелюбный мир

06:15 

Вот уж делать больше нечего среди ночи хД

If you're not angry, you're not paying attention
Сперва поставила на аву в контактике физиономию "are you fucking kidding me?", которая нынче не только забавляет меня, но и соответствует общему состоянию, а потом, поддавшись шаловливому порыву, немного поиздевалась над ней в пэинте с целью придания ей сходства со своей скромной персоной.
Ничего хорошего из этого получиться просто не могло, тем более, в пять утра. :facepalm: Оставляю возлюбленных читателей наедине с произведённым монстром и удаляюсь в надежде, что несколько часов крепкого, спокойного сна сумеют хоть немного облагородить мой...кхм...чарующий облик.

@музыка: London after Midnight - "Let me break you"

@настроение: Are you fucking kidding me?

@темы: Для продления жизни, Творческие потуги, Святая троица идёт к Хагриду

18:02 

Паралич.

If you're not angry, you're not paying attention
*Неумолимый приступ ангста, настигший Ниентари во второй половине ночи, не прошёл для неё даром*.

Странных пазлов нагромождение:
К нерву - нерв, перелом - к перелому.
Изоляция. Отчуждение.
Я завидую тем, кто в коме.

Манекены, решётки, маски.
Я завидую нерождённым.
Затхлый воздух пахнет развязкой,
Но пока весьма отдалённой.

Слепки, копии, эталоны...
Я завидую шизофреникам.
На верёвках качаются клоны,
А под ними приклеены ценники.

Декорации и сантименты.
Я завидую чьим-то вымыслам.
Отгремели аплодисменты;
Из-за сцены послышались выстрелы.

И почему мне так навязчиво кажется, что я всё это где-то слышала? Я дошла даже до того, что попробовала набрать отдельные строчки в яндексе, но нет, ничего похожего там не обнаружилось. И всё-таки, наваждение упорно не желает покидать меня.


@музыка: Untoten - "Cynthia"

@настроение: Как-то не по-хорошему щиплет в носу, но нет, я же мужик.

@темы: Спасибо за этот дружелюбный мир, Тлен-брюле, Творческие потуги, В поисках смысла, Бездна вглядывается в меня

08:41 

Хочется сказать что-то светлое и радостное, но вместо этого...

If you're not angry, you're not paying attention
Дед Мороз подкрался сзади,
Ёлку уронили сверху,
А олени на покойном
Дружно станцевали вальс.

С наступившим, мои преданные смерды дамы и господа! :vict:

@музыка: Чай булькает в горле...

@настроение: Ужасно устала Т_Т

@темы: Счастья полные штаны, Творческие потуги

18:45 

Мой первый ^_^

If you're not angry, you're not paying attention
Реальная ситуация из моей жизни. Имела место примерно три месяца назад, но произвела поистине неизгладимое впечатление. Ну и народ пошёл! :nea:
По поводу исполнения - рисовать я не умею от слова "совсем", в частности, очень плохо представляю себе, в какую сторону должны падать тени от предметов. Тем не менее, я очень старалась. В качестве образцов, как вы можете заметить, использовала несколько общеизвестных физиономий, но - никаких ctrl+C/ctrl+V, это принцип. :)



Признаюсь вам по секрету: мне нравится рисовать. Но я боюсь приниматься за то, в чём мне не хватает умения, поэтому умения всё не прибавляется.
Так что в данный момент вы имеете возможность наблюдать редкое явление. :crzfan:

@музыка: Flёur - "Опасная бритва"

@настроение: Если обернусь - я пропала.

@темы: Для продления жизни, Люди...шки, Творческие потуги, Репортаж с места событий

02:21 

Французская революция.

If you're not angry, you're not paying attention
На днях Ниентари случайно обнаружила, что презентации Power Point можно сохранять как видео.
Это значит, что все бредовые мультики, намалёванные мной в далёкой юности, могут теперь беспрепятственно перекочевать с моего жёсткого диска на просторы интернета. :vict:
К сожалению, преобразование в нужный формат происходит без учёта звукового сопровождения. То ли это и не предусмотрено, то ли это я даун делаю что-то неправильно, но, так или иначе, похоже, что настало время переозвучить мои бессмертные творения. Пожалуй, это даже к лучшему; первая версия, записанная с помощью отвратительного глухого микрофона, который доводил меня до белого каления, вынуждая по двадцать раз повторять каждую фразу, всё равно никуда не годится.

Итак, для начала я решила подарить новую жизнь тому шедевру мультипликации, который я, брызгая желчью, сляпала после того, как получила двойку за контрольную по истории. :facepalm:
Было мне тогда лет двенадцать или тринадцать, и мой мозг не превышал по размеру грецкий орех... :lol:



Прочие мультики моего производства посвящены, в большинстве своём, дурацким историям по мотивам "Властелина колец", и я вынуждена с прискорбием признаться, что все они демонстрируют ещё более скромный уровень интеллекта юного автора, чем экземпляр, представленный выше (да-да, такое возможно). В общем, я ещё не решила, стоит ли выкладывать их сюда.
Может, лучше наделать новых? :crzfan:

@музыка: Blutengel - "Black Roses"

@настроение: Попыталась сформулировать, пришла в замешательство.

@темы: Для продления жизни, Творческие потуги, Почему я такой орех?, Святая троица идёт к Хагриду

14:12 

Дейенерис.

If you're not angry, you're not paying attention
Вдохновлённая вчерашней серией "Игры престолов", Ниентари этой ночью совершенно неожиданно для себя села рисовать Дейенерис (вместо того, чтобы спать или готовиться к неуклонно надвигающимся зачётам).
Сперва из-под моей виртуальной кисти неумолимо лезла на свет какая-то груша на палочке. Она радостно надувалась, претерпевая причудливые метаморфозы, и почему-то называла себя головой Матери Драконов. Одержав победу над этой загадочной формой жизни, я занялась более мелкими деталями картины, после чего вынуждена была снова и снова перетаскивать каждую из них вверх-вниз-вправо-влево (в первоначальном варианте глаза, нос и рот расположились так, словно я решила запечатлеть их в тот знаменательный момент, когда их затягивал пылесос). Наконец, всё встало на свои места, но тут я с изумлением заметила, что черты на экране постепенно приобретают сходство с Мадонной, причём неправдоподобно перекошенной. Кое-как разрулив это досадное недоразумение, я принялась в поте лица своего прорисовывать тени, которые сопротивлялись мне с упорством, достойным истинных служителей Рглора. Потом у меня никак не получались губы, и я испытывала почти непреодолимое желание заменить их на печенку (я ведь уже упоминала об этом спасательном круге художника в одном из последних выпусков бреда? :lol: ).
Что ж, это был мой первый опыт рисования портрета в фотошопе с нуля. Таки первый блин, хотя и не столь драматичный, как можно было ожидать.
Сходство с Дейенерис, увы, не стопроцентно, да и рассматривать сие произведение искусства лучше издалека, потому что иначе можно обнаружить множество постыдных недочётов. Но я всё равно довольна собой, ибо смогла довести до конца столь трудоёмкий процесс, несмотря на сильнейшее искушение бросить его на середине.
Впрочем, в следующий раз, когда мне приспичит порисовать, я, наверное, всё же возьму бумагу и карандаш. :secret:


@музыка: Ramin Djawadi – "Fire and Blood"

@настроение: Усталость начинает переходить в злость.

@темы: Счастья полные штаны, Почему я такой орех?, Творческие потуги

18:52 

Серсея.

If you're not angry, you're not paying attention
Я вдохновенно трудилась всю ночь, всё утро и часть дня. В уставшей голове воцарился полный бардак, глаза застилает мутная пелена, в ушах гремит несуществующая музыка, а зубы грозятся выскочить изо рта и вцепиться в чью-нибудь ляжку.
Зато я, наконец-то, сподобилась нарисовать любимую женщину.
Нелёгкая дёрнула меня отказаться от первоначального намерения прибегнуть к старому доброму карандашубумаге; вместо этого я вновь вступила в единоборство с фотошопом.
В процессе эволюции, направляемой трясущейся рукой демиурга-чайника, Серсея последовательно прошла через восемь причудливых в своей непредсказуемости стадий:
1) Крест, загораживающий проход в корявое дупло;
2) Улыбающийся безглазый блинчик;
3) Неопознанный дух с пустыми глазницами;
4) Моя прабабушка с какой-то загогулиной вместо носа;
5) Смущённая Натали Портман;
3) Хитрая Кира Найтли;
4) Визерис, секунду назад оторвавший голову от подушки;
5) Простуженный Бен Барнс;
6) Изрядно постаревшая Эовин;
7) Весёлая картинка для самых маленьких: отходишь и поворачиваешь голову - видишь Серсею. Возвращаешься в нормальное положение - перед тобой какая-то левая тётка. Серьёзно, я замаялась плясать перед монитором, пытаясь установить, с какого расстояния и под каким углом необходимо рассматривать моё творение, чтобы в полной мере оценить результат.
На этом же этапе выяснилось, что фотография, которую я использовала в качестве образца, тоже незаметно для меня претерпела какие-то изменения. Во всяком случае, мне вдруг стало казаться, что на ней изображена вовсе не Серсея.
8) И, собственно, вот она, окончательная версия. Предлагаю замечательную игру: кто насчитает больше косяков?


@музыка: Слуховые галлюцинации.

@настроение: Вертикальное. Пока что вертикальное, ыы.

@темы: Святая троица идёт к Хагриду, Почему я такой орех?, Творческие потуги

20:02 

Хватит это терпеть!

If you're not angry, you're not paying attention
Настраивая оформление дневника, я подгоняла все размеры под экранчик нетбука, поскольку иного оборудования у меня в то время не было и не предвиделось. Однако месяца три назад мне купили давно обещанный нормальный компьютер, и на большом мониторе результаты моих трудов перечеркнул сверху вниз отвратительный шрам. С тех пор я не могла созерцать это непотребство без внутреннего содрогания, но ничего не предпринимала, опасаясь, что исправление изъяна выльется в длинную и энергоёмкую эпопею.
Сегодня, ощутив вдохновение, я попробовала сделать в фотошопе бесшовный фон, но потерпела фиаско, хотя, вроде бы, чётко следовала найденной инструкции. :depr:
Кончилось всё тем, что я просто растянула старую картинку в ширину. Шва больше нет - по крайней мере, на моём мониторе. Аллилуйя. Правда, теперь мои эстетические чувства страдают от корявости окон, но, вроде бы, под текстом она не слишком бросается в глаза.
А всё-таки, обидно, что попытка выйти на новый уровень провалилась.

P.S. А ещё мне давно уже интересно, почему заливка меню сама по себе то удлиняется, то укорачивается, хотя прописанные значения остаются прежними. Кто-нибудь может объяснить мне природу этого феномена? :apstenu:
P.P.S. Дизайн внезапно сменился на старый по собственному почину. Кэш, что ли, почистить?
запись создана: 13.07.2012 в 08:15

@музыка: Darkseed - "King in the Sun"

@настроение: Я совсем замусолилась =_=

@темы: Почему я такой орех?, Творческие потуги, Shit happens

главная